форум о магии, эзотерике и оккультизме
 
ФорумФорум  ВходВход  Таверна  ОБУЧЕНИЕ  УСЛУГИ  ПоискПоиск  РегистрацияРегистрация  
Курс По Травничеству "Магия Трав" http://www.magic-casket.org/t1686-topic#12518
Набор в Школу Рунической магии http://www.magic-casket.org/t362-topic
Курс работы с маятниками: http://www.magic-casket.org/t618-topic#4311
Курс "Таро для начинающих" http://www.magic-casket.org/t675-topic
МЫ ВКОНТАКТЕ
Последние темы
Кто сейчас на форуме
Сейчас посетителей на форуме: 15, из них зарегистрированных: 1, скрытых: 0 и гостей: 14 :: 1 поисковая система

Galana

Больше всего посетителей (84) здесь было Сб Янв 07, 2017 12:42 am
Счетчик посетителей
Счетчик посещений Counter.CO.KZ
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
Яндекс.Метрика
		
	
Ключевые слова
рода Деньги тора снять вызов чистка астрал ритуал Таро медитация праздники став защита ставы магия малый снятие защиты формулы места любви руны магии богам порчи рунические

Поделиться | 
 

 Мифы Древней Скандинавии

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
На страницу : 1, 2  Следующий
АвторСообщение
Bloody_Shadow
Местный житель
avatar

Дата регистрации : 2012-06-19
Благодарностей : 162
Сообщений : 483
Откуда : Беларусь
Женщина
Награды :






СообщениеТема: Мифы Древней Скандинавии    Пн Дек 03, 2012 4:08 pm

КАК ТОР И ЛОКИ ПЕРЕХИТРИЛИ ВЕЛИКАНА ТРЮМА



Локи и Тор побывали в гостях у великана. Трюм закатил им такой пир, что Тор позабыл обо всем на свете.

Лишь оказавшись за пределами Ётунхейма, Тор хватился Мьёлльнира, своего молота - защиты Асгарда и подспорья богов. Он терялся в догадках, как и где его оставил. Локи же сразу заподозрил в воровстве Трюма, глупого, но плутоватого великана. Тор, умудрившийся посеять молот, с которого клялся не спускать глаз, не знал, что делать.

Локи решил, что прежде всего нужно удостовериться, действительно ли это дело рук Трюма. Он поспешил в Асгард и промахнул радужный мост, даже не заговорив с Хеймдаллем. Никому из обитателей Асгарда, встречавшихся ему на пути, не осмелился он сообщить о потере Тора. И наконец вошел в палаты Фригг.

Фригг он сказал:
    - Одолжи мне свое соколиное оперение. Я хочу слетать в жилище Трюма и выведать, не у него ли молот.
    - Ради такого дела я бы одолжила тебе его, даже если б каждое перышко было из серебра.

И вот Локи накинул соколиные перья и полетел в Ётунхейм к жилищу Трюма. Великан сидел на взгорке и надевал на своих собак золотые и серебряные ошейники. Локи опустился на скалу над его головой и стал наблюдать за великаном соколиным оком.

Тут он подслушал хвастливые речи Трюма.
    - Сейчас я надеваю на вас ошейники из серебра и золота, мои собачки, - говорил тот, - но скоро мы, великаны, завладеем золотом Асгарда, чтобы украшать им своих псов и коней, и ожерелье Фрейи достанется тебе, моя лучшая гончая. Потому что Мьёлльнир, защита Асгарда, в руках Трюма.

Тогда Локи заговорил с ним.
    - Да, нам ведомо, что Мьёлльнир у тебя, о Трюм, - сказал он, - но знай, всевидящие боги следят за тобою.
    - А-а, оборотень Локи! - вскричал Трюм. - Ты здесь! Можешь сколько угодно вынюхивать - Мьёлльнира тебе не отыскать. Я запрятал молот Тора глубоко-глубоко в землю. Попробуй-ка найди его. Он под норами цвергов.
    - И нам до него не добраться, - сказал Локи, - а, Трюм?
    - Вам до него не добраться, - буркнул великан.
    - А на что ты согласился бы обменять молот? - спросил Локи.
    - Ни на что, хитроумный Локи, - ответил Трюм.
    - И все же подумай, Трюм, - продолжал Локи. - Неужели нет в Асгарде ничего, что ты хотел бы иметь? Никакого сокровища, никакой вещи? Может быть, это кольцо Одина или корабль Фрейра, Скидбладнир?
    - Нет, нет, - сказал Трюм. - В обмен на Мьёлльнир, молот Тора, я готов принять от обитателей Асгарда только одну драгоценность.
    - Какую же, Трюм? - спросил Локи, спускаясь к нему.
    - Ту, которую жаждали получить многие великаны, - Фрейю. Я бы взял ее в жены, - сказал Трюм.

Локи долго наблюдал за Трюмом своим соколиным оком. Он понял, что великан не изменит своего условия.
    - Я передам обитателям Асгарда твое требование, - наконец проговорил он и улетел.

Локи знал, что обитатели Асгарда никогда не отдадут Фрейю в жены Трюму, самому глупому из великанов. Он вернулся в город богов.

К этому времени весть о пропаже Мьёлльнира уже облетела Асгард. Когда Локи проходил по радужному мосту, его окликнул Хеймдалль, которому не терпелось узнать, какие он принес новости. Но Локи не остановился перемолвиться словом со стражем Биврёста, а отправился прямиком в зал, где боги собрались на совет.

Он сообщил асам и ванам об условии Трюма. Никто из них и помыслить не мог о том, чтобы выдать прекрасную Фрейю за самого глупого из великанов Ётунхейма. Боги приуныли. Никогда больше не смогут они помогать смертным, ведь теперь, когда Мьёлльнир в руках великана, у них только и будет забот что о безопасности Асгарда.

Асы и ваны сидели, повесив носы. А хитроумный Локи сказал:
    - Я придумал уловку, с помощью которой можно выманить молот у глупого Трюма. Пусть кто-нибудь из богов, одетый в убор невесты, отправится в Ётунхейм вместо Фрейи.
    - Кто же из богов согласится так опозорить себя? - вопросили заседавшие в совете.
    - Тот, кто потерял молот, должен пойти на все, чтобы заполучить его назад, - сказал Локи.
    - Тор, Тор! Пускай Тор выманит молот у Трюма с помощью уловки, придуманной Локи! - вскричали асы и ваны. Они предоставили Локи убедить Тора нарядиться невестой Трюма и совершить путешествие в Ётунхейм.

Локи покинул Зал Совета и помчался туда, где ждал его Тор.
    - Есть только один способ вновь завладеть молотом, Тор, - сказал он, - и боги на совете порешили, что ты должен принять его.
    - Что это за способ? - спросил Тор. - Впрочем, не важно, я готов на все.
    - Тогда, - смеясь, сказал Локи, - я доставлю тебя в Ётунхейм под видом невесты Трюма. Ты должен обрядиться в свадебное одеяние и покрывало Фрейи.
    - Что? Мне обрядиться в женские тряпки? - взревел Тор.
    - Да, Тор. Ты набросишь на голову покрывало, а сверху приладишь венок из цветов. - Я... я надену венок из цветов?
    - И перстни на пальцы. И привесишь связку ключей на пояс.
    - Прекрати надо мной насмехаться, Локи, - гневно сказал Тор, - иначе ты у меня попляшешь.
    - Я не насмехаюсь. Тебе придется все это проделать, чтобы вернуть Мьёлльнир для защиты Асгарда. Трюму ничего не нужно, кроме Фрейи. Это над ним я насмеюсь, подсунув вместо нее тебя. Когда он в своих палатах попросит тебя соединить с ним руки, скажи, что не согласишься, пока он не отдаст тебе Мьёлльнир. А как только могучий молот окажется у тебя в кулаке, ты сможешь разделаться с ним и со всеми его сородичами. Я же буду сопровождать тебя в качестве подружки! О, прелестная, прелестная дева Тор!
    - Локи, - сказал Тор, - ты придумал все это, чтобы поиздеваться надо мной. Я в брачном наряде! Я в покрывале невесты! Обитатели Асгарда никогда не перестанут смеяться надо мной.
    - Пусть так, - молвил Локи, - но в Асгарде никогда больше не раздастся смех, если ты не сумеешь вернуть молот, который потерял по неосмотрительности.
    - Верно, - опечалился Тор, - и ты думаешь, Локи, это единственный способ вызволить Мьёлльнир?
    - Единственный, о Тор, - сказал хитроумный Локи.

И вот Тор и Локи отправились в Ётунхейм к жилищу Трюма.

Вперед был послан гонец с сообщением, что Фрейя следует к Трюму со своей подружкой, что пора накрывать свадебные столы, и сзывать гостей, и извлекать из тайника Мьёлльнир, дабы его можно было отдать обитателям Асгарда. Трюм с матерью занялись спешными приготовлениями.

Тор и Локи явились в дом великана в одеждах невесты и ее подружки. На голове Тора было покрывало, прятавшее его бороду и свирепые глаза. Могучий торс аса терялся в складках расшитого красным шелком хитона, а на его чреслах бренчала связка ключей. Локи тоже был в покрывале. Огромная пиршественная зала в доме Трюма блестела чистотой, была разукрашена и уставлена ломящимися от яств столами. А мать Трюма переходила от гостя к гостю, хвастаясь, что ее сын берет в жены одну из самых прекрасных обитательниц Асгарда, которую пытались завоевать многие великаны.

Когда Тор и Локи переступили порог, Трюм вышел приветствовать их. Он хотел откинуть покрывало своей невесты и поцеловать ее. Однако Локи успел положить руку на плечо великана.
    - Будь терпелив, - прошептал он. - Не поднимай ее покрывала. Мы, обитатели Асгарда, скромны и застенчивы. Фрейя будет оскорблена, если ее поцелуют при всех.
    - Да, да, - сказала старая мать Трюма. - Не поднимай невестина покрывала, сынок. Обитатели Асгарда более утонченные создания, чем мы, великаны.

Старая женщина взяла Тора за руку и повела к столу.
Высоченный рост и неохватный стан невесты не удивили громадных великанов, собравшихся на пир. Они глазели на Тора и Локи, но за покрывалами не могли разглядеть их лиц, а за свободными хитонами - их божественных форм.

Тора усадили за стол между Трюмом и Локи. Пир начался. Тор, напрочь позабыв о своей девичьей утонченности, разом проглотил семь лососей. Локи толкал его локтем в бок, пинал под столом ногой, но Тор и ухом не вел. Вслед за лососями он отправил целого быка.
    - Может быть, эти девушки из Асгарда и утонченные создания, как уверяет мать Трюма, - говорили друг другу великаны, - но они весьма прожорливы.
    - Не диво, что она так ест, бедняжка, - сказал Локи Трюму. - Уже восемь дней, как мы покинули Асгард И по дороге Фрейя ни разу не присела, чтобы перекусить, так ей не терпелось увидеть Трюма и войти в его дом.
    - Милая моя невестушка, - сказал великан. - Да, в общем, она не так уж и много съела.

Тор мотнул головой в сторону бочки с хмельной брагой. Трюм велел своим слугам поднести невесте чару. Чару за чарой наполняли и подавали невесте слуги, но жажда ее была неутолима. И пока великаны дивились, а Локи толкался и пинался, Тор выпил три бочонка браги.
    - О, - сказали великаны матери Трюма, - пожалуй, не стоит огорчаться, что нам не досталась невеста из Асгарда.

Тут покрывало чуть откинулось, и из-под него молниями сверкнули зеницы Тора.
    - О, отчего это у Фрейи так горят глаза? - спросил Трюм.
    - Бедняжка, бедняжка, - сказал Локи. - Не диво, что у нее горят и прямо-таки лезут из орбит глаза. Она не смыкала их восемь ночей, так ей не терпелось войти в твой дом, Трюм. А сейчас настало время жениху с невестой соединить руки. Но сперва, Трюм, дай ей подержать молот Мьёлльнир, чтобы она понимала, какую высокую цену платят за нее великаны.

Тогда Трюм, самый глупый из великанов, встал и принес Мьёлльнир, защиту Асгарда, в пиршественную залу. Тор едва не вскочил и не выхватил его у великана. Локи насилу удержал его. Трюм вложил рукоять молота в ладонь своей мнимой невесты. Тор стиснул молот и вскочил на ноги. Покрывало упало - и все увидели его лицо и свирепый взгляд. Тор ударил Мьёлльниром по стене дома. Стена рухнула. И тогда Тор с Локи выскочили в пролом, а крыша и стены обвалились и придавили вопящих великанов. Так Мьёлльнир, защита Асгарда, был потерян и вновь обретен.



В дня лучах последних огненных
Тень замрет на плитах уличных
Я – последняя из проклятых
Я – восставшая из умерших
http://vk.com/id17150734 
http://vk.com/coreofpower (Наша группа в ВК)


Последний раз редактировалось: Bloody_Shadow (Вт Ноя 11, 2014 9:05 pm), всего редактировалось 1 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Bloody_Shadow
Местный житель
avatar

Дата регистрации : 2012-06-19
Благодарностей : 162
Сообщений : 483
Откуда : Беларусь
Женщина
Награды :






СообщениеТема: Re: Мифы Древней Скандинавии    Вт Дек 04, 2012 5:38 pm

АСГАРД И АСЫ


Высоко-высоко над облаками, так высоко, что ни один даже самый зоркий человек не может ее увидеть, лежит прекрасная страна богов Асгард. Тонкий, но прочный мост Биврёст - люди называют его радугой - соединяет Асгард с землей, но плохо придется тому, кто осмелится по нему подняться. Красная полоса, которая тянется вдоль, - это вечное, никогда не потухающее пламя. Безвредное для богов, оно сожжет любого смертного, который осмелится к нему прикоснуться.

Посреди Асгарда поднимается вершина исполинского ясеня Иггдрасиля. Ветви Иггдрасиля раскинулись над всем миром, а корни лежат в трех странах Нифльхейме, Ётунхейме и Мидгарде. Из-под этих корней бьют чудесные источники. Первый, Гёргельмир, находился в Нифльхейме - о нем вы уже слышали, второй течет в Ётунхейме. Это источник мудрости. Грозный великан Мимир, самый могучий из всех великанов, стережет его воды и никому не дает из него напиться. Вот почему источник мудрости называют также источником Мимира. Третий источник, Урд, бьет в Мидгарде. Он так прозрачен и чист, что каждый, кто искупается в нем, становится белым как снег. По вечерам над Урдом густым туманом поднимается медовая роса. Она окропляет все цветы на земле, а потом ее собирают пчелы и делают мед.

У источника Урд поселились вещие норны. Здесь стоит их роскошный дворец, в котором они определяют судьбы людей с первого дня их жизни до самой смерти.

Вершина ясеня Игдрасиля называется Лерад. На ней сидит исполинский орел, а по ее ветвям прыгает взад и вперед проказница белка Рататоск. Около Лерада, на высочайшем месте Асгарда, стоит трон владыки мира и старейшего из богов Одина. С этого трона он видит все, что делается и в Асгарде, и в Митгарде, и даже в далеком Йотунхейме.

Один - отец Асов и мудрейший из них. Когда-то, еще в молодости, он пришел к великану Мимиру и попросил у него разрешения напиться воды из его источника.

   - Ничего не дается даром, а особенно ум, - отвечал великан.
    - Скажи, что я получу от тебя взамен?
    - Все, что хочешь, - сказал Один. - Мне ничего не жаль, потому что мудрость дороже всего.
    - Тогда отдай мне свой правый глаз, - потребовал Мимир. Один призадумался, но потом ответил:
    - Хорошо, Мимир, я согласен. Умный и одним глазом видит больше, чем глупый двумя.

С тех пор у одина остался один левый глаз, но зато он испил воды из источника мудрости и для него нет больше тайн ни в настоящем, ни в будущем.

На плечах у владыки мира сидят два ворона: Гугин и Мумин, а у его ног лежат волки Гери и Фреки. Гугин и Мумин каждый день облетают землю, а Гери и Фреки каждую ночь обегают ее и рассказывают хозяину обо всем, что они видели и слышали.

На голове Одина - крылатый золотой шлем, а в правой руке он держит копье Гунгнир, которое никогда не пролетает мимо цели и поражает насмерть всякого, в кого попадает. Конь отца богов, восьминогий серый жеребец Слейпнир, может скакать не только по земле, но и по воздуху. Владыка мира часто объезжает на нем землю или, невидимый для людей, принимает участие в их сражениях, помогая достойнейшим одержать победу.

Один любит ходить пешком. Под видом бедного странника, в старой широкополой шляпе и в таком же старом синем плаще, он бродит по всему свету, и плохо бывает тому, кто, забыв законы гостеприимства, оттолкнет его от своего порога.

Дворец Одина, Валгалла, самый большой и красивый в Асгарде. В нем пятьсот сорок просторных залов, в которых живут храбрые воины, павшие в битве с врагом. Здесь они едят мясо огромного вепря Сэримнира, которого каждый день режут и варят и который на следующее утро вновь оживает точно таким же, как и был. Пьют крепкое, как старый мед, молоко козы Гейдрун, которая пасется у вершины ясеня Игдразиля, обгладывая его ветви и листья, и дает столько молока, что его хватает на всех жителей Асгарда.

Только старейший из Асов, Один, не нуждался в пище: он никогда не ест, а живет лишь тем, что пьет мед или брагу.

Кроме Одина, в Асгарде живут еще двенадцать богов-Асов. Первым из них по праву считается старший сын Одина, бог грома Тор, могучий рыжебородый богатырь. Он те так мудр, как его отец, но зато во всем мире нет никого равного ему по силе, как нет на земле человека, который бы смог перечислить все его подвиги. Тор - сын богини земли Йорд. Он покровительствует крестьянам-хлебопашцам и зорко охраняет их дома и поля от нападений злобных великанов Гримтурсенов. Недаром люди говорят, что, если бы не было Тора, великаны уничтожили бы весь мир.

Бог грома велик и тяжел, и его не может выдержать ни одна лошадь, а поэтому он ходит пешком, или ездит по небу в своей окованной железом колеснице, запряженной двумя козлами: Тангиостом и Тангризниром. Они быстрее ветра, быстрее даже восьминогого жеребца Одина мчат своего хозяина через моря, леса и горы.

У Тора, есть волшебный пояс, который в два раза увеличивает его силу, на руках у него толстые железные рукавицы, а вместо копья, меча, или лука он носит тяжелый железный молот Мьйолльнир, разбивающий вдребезги самые толстые и крепкие скалы.

Тор редко бывает в Асгарде: он дни и ночи сражается на востоке с великанами. Но, когда Асам угрожает опасность, им стоит только вслух произнести его имя, и бог грома сейчас же является на помощь.

Младшего брата Тора, сына Одина и богини Фригг, зовут Бальдр. Он так красив и чист душой, что от него исходит сияние. Бальдр - бог весны и самый добрый среди Асов. С его приходом на земле пробуждается жизнь и все становится краше.

Бог войны Тюр, сын владыки мира и сестры морского великана Гимира, третий из Асов после Одина и храбрейший среди них. У него одна левая рука, так как правую он потерял, спасая богов от одного страшного чудовища, но это не мешает Тюру быть искусным воином и принимать участие в сражениях.

Хеймдалль - его называют также Мудрым Асом - верный страж радужного моста. Он видит и днем и ночью на расстоянии ста миль и слышит, как растет трава в поле и шерсть на овцах. Мудрый Ас спит меньше чем птицы, и сон его так же чуток, как и у них. Его зубы из чистого золота, а у его пояса висит золотой рог, звуки которого слышны во всех странах мира.

Браги - бог поэтов и скальдов. Никто не умеет так хорошо слагать стихи и песни, как он, и всякий, кто хочет стать поэтом, должен просить его покровительства.

Год, или Слепой Ас, так же как и Тюр, Хеймдалль и Браги, - сын Одина. Он обладает огромной силой, но никогда не покидает Асгард и редко выходит из своего дворца.

Бога Видара зовут Молчаливым Асом, так как он не любит говорить, не смотря на то, что очень мудр и храбр. Молчаливый Ас - сын Одина и великанши Грид - почти так же могуч, как и бог грома Тор.

Вали лучше всех владеет оружием и в сражениях не уступает самому Тюру, но он плохой советчик и не очень мудр. Пасынок Тора, Улль, - замечательный стрелок из лука. Все его стрелы попадают в цель, как бы далека и мала она не была. Улль также быстрее всех бегает на лыжах. От него этому искусству научились и люди.

Бог Нйодр - не Ас. Он происходит из рода духов ванов, о которых вы услышите позже. Он покровительствует мореплаванию, и ему подвластны ветры и Море. Нйодр богаче всех Асов и, как все Ваны, очень добр.

Его сын Фрейр, бог лета, мало уступает в красоте самому Бальдру и так же добр, как и его отец Нйодр. Фрейр, посылает людям богатые урожаи. Он не любит войн и ссор и покровительствует миру на земле, как между отдельными людьми, так и между целыми народами.

Последний из богов, бог огня Локи, не Ас и не Ван. Он происходит из рода великанов, но Асы уже давно разрешили ему жить с ними в Асгарде за его необыкновенный ум и хитрость. Локи высок ростом, смел и красив, но он очень зол и коварен. Своими проделками и шалостями он часто подвергал Асов большим опасностям, из которых потом выручал их своей изворотливостью и сообразительностью. От бога огня всегда можно было ожидать и плохого и хорошего, и поэтому никто не мог на него положиться.

Над живущими в Асгарде богинями по праву царствует жена Одина, богиня Фригг. Она столь же мудра, как и владыка мира, но никогда не говорит о том, что знает. Подобно своему мужу, Фригг часто спускается на землю и, переодетая, бродит среди людей, внимая их горестям и заботам.

Дочь Нйодра и сестра Фрейра, богиня любви Фрейя - ее называют также Ванадис, потому что она тоже из рода Ванов, первая в Асгарде после Фригг. Равных ей по красоте не было и нет во всем мире ни среди богов, ни среди людей, а ее сердце так мягко и нежно, что сочувствует страданию каждого. У Фрейи есть волшебное соколиное оперение, надев которое она часто летает над облаками, и чудесное золотое ожерелье Бризингамен, а когда она плачет, из ее глаз капают золотые слезы.

Жена Браги, нежная и кроткая Идун, - богиня вечной юности. Она скромна и тиха, но без нее Асов уже давно не было бы в живых. У Идун есть корзина с яблоками вечной молодости, которыми она угощает богов. Эта корзина волшебная; она никогда не пустеет, так как взамен каждого вынутого яблока в ней тот час же появляется новое.

Богиня Эйр - покровительница врачей. Она излечивает все болезни и раны.

Мать Тора, Йорд, - богиня земли, а его жена Сиф, - богиня плодородия. Красотой Сиф уступает лишь Фрейе, а таких волос, как у нее нет ни у кого в мире.

Богиня Лефн освящает браки между людьми; богиня Син охраняет их дома от воров, а Сйофн старается, чтобы они жили мирно и дружно.

Богиня истины Вар выслушивает и записывает клятвы людей, а богини Фулла, Сага, Глин и Гна прислуживают Фригг и выполняют ее поручения.

Кроме богов и богинь, в Асгарде живут прекрасные девы - воительницы Валькирии. Их предводительница - Фрейя. Валькирии невидимо принимают участие в каждой битве, давая смерть тому, кому ее присуждают боги, а потом уносят павших воинов в Валгаллу и там прислуживают им за столом.

Так устроен Асгард, и таковы его жители.



В дня лучах последних огненных
Тень замрет на плитах уличных
Я – последняя из проклятых
Я – восставшая из умерших
http://vk.com/id17150734 
http://vk.com/coreofpower (Наша группа в ВК)


Последний раз редактировалось: Bloody_Shadow (Вт Ноя 11, 2014 10:12 pm), всего редактировалось 1 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Bloody_Shadow
Местный житель
avatar

Дата регистрации : 2012-06-19
Благодарностей : 162
Сообщений : 483
Откуда : Беларусь
Женщина
Награды :






СообщениеТема: Re: Мифы Древней Скандинавии    Чт Дек 06, 2012 8:29 pm

ВАЛЬКИРИЯ


В предвиденье того страшного дня, когда всадники Муспелльсхейма вместе с великанами и злыми силами подземного мира ринутся в бой, Один Всеотец готовил воинов для защиты Асгарда. То были не асы и не ваны, то были смертные - лучшие из героев, павших на полях сражений в Мидгарде.

Чтобы избирать лучших и определять исход войн, Один посылал на поля битв своих дев-воительниц. Прекрасными и неустрашимыми были эти воительницы, а также мудрыми, ибо Один показал им руны мудрости. Звались они валькириями, "выбирающими мертвых".

Избранные среди павших назывались в Асгарде эйнхериями. Для них Один возвел огромный чертог Вальхаллу. Пятьсот сорок дверей было в Вальхалле, чертоге убитых, и каждая из них пропускала по восемьсот воинов разом. Что ни день эйнхерии облачались в свои доспехи, снимали со стен оружие и шли сражаться друг с другом. Раненые тотчас исцелялись, и все в мире и добром согласии усаживались пировать. Сам Один потчевал своих воинов и бражничал вместе с ними, но к пище не притрагивался.

Эйнхерии ели жаркое из мяса вепря Сэхримнира, каждый вечер забиваемого и каждое утро возрождавшегося. Пили они мед, сваренный из молока козы Хейдрун, щипавшей листву дерева Лерад. И валькирии, мудрые и бесстрашные девы-воительницы, ходили среди них, наполняя рога этим хмельным напитком.

Самой юной из дев-воительниц была Брюнхильд. Но ей Один показал больше рун мудрости, чем кому-либо из ее сестер. И когда пришла пора отправлять Брюнхильд в Мидгард, Всеотец одел ее в наряд из лебяжьих перьев, в какой прежде одевал трех сестер-валькирий - Альвит, Ольрун и Хладгрун.

В ослепительно белом оперении юная дева-воительница слетела из Асгарда на землю. Ей еще не приспело время мчаться на поле сражения. Ее манили к себе воды, и, в ожидании повеления Всеотца, она нашла озеро, окруженное золотыми песками, и искупалась в нем в облике девушки.

А неподалеку от этого озера жил молодой герой по имени Агнар. И однажды, лежа у озера, Агнар увидел, как на берег опустилась ослепительно белая лебедушка. Она сбросила в камышах свое оперение и на глазах у Агнара превратилась в девушку.

Волосы ее были такими блестящими, а движения такими ловкими и стремительными, что он узнал в ней одну из дев-воительниц. Одну из тех, что даруют победу и высматривают достойнейших. Агнар был дерзок духом и решил во что бы то ни стало поймать деву-воительницу, даже если навлечет на себя этим гнев Одина. Он спрятал лебединый наряд, оставленный девушкой в камышах. Выйдя из воды, она не могла улететь. Агнар вернул ей лебединое оперение, но ей пришлось пообещать, что она будет его защитницей в битвах.

И пока они толковали, юная валькирия распознала в нем героя, достойного помощи девы из Асгарда. Агнар был очень смел и благороден. Брюнхильд последовала за ним, оберегала его и учила тому, что сама узнала из рун мудрости. Она открыла ему, какую надежду возлагал Всеотец на отвагу земных героев. С воинством, состоящим из убитых храбрецов, он будет сражаться за Асгард.

И Брюнхильд всегда была на стороне Агнара. Она парила над полем боя, и тусклым казался блеск щитов, мечей и копий бойцов рядом с сиянием ее волос и сверканием лат.

Случилось так, что седобородый конунг Хельмгуннар пошел войной на молодого Агнара. А Один благоволил к седобородому конунгу и обещал победу ему. Брюнхильд знала волю Всеотца, но отдала победу Агнару, не Хельмгуннару

В тот миг, когда Брюнхильд ослушалась Одина, участь ее была решена. Навеки закрылись перед нею врата Асгарда. Она стала смертной женщиной, и норны начали прясть нить ее земной судьбы.

Опечалился Один, что мудрейшая из его дев-воительниц никогда больше не вступит в Асгард и не будет ходить вдоль скамей на пирах в Вальхалле. Он поскакал на Слейпнире туда, где находилась Брюнхильд, и предстал перед ней с опущенной головой. Дева же не склонила своей перед Одином.

Ведь теперь она знала, сколь горькую цену платит Мидгард за силу, которую копит Асгард для своей последней битвы. Самые храбрые и самые благородные уходили из мира живых, чтобы пополнить ряды воинства Одина. И сердце Брюнхильд восстало против правителей Асгарда, и она больше не желала быть с ними заодно.

Один посмотрел на свою непокорную деву-воительницу и молвил:
    - Хочешь ли ты, чтобы я подарил тебе что-нибудь в твоей смертной жизни, Брюнхильд?
    - Только одно, - ответила Брюнхильд. - Чтобы никто, кроме храбрейшего из всех храбрецов, не мог потребовать меня в жены.

Всеотец в раздумье поник головой.
    - Да будет так, как ты просишь, - молвил он. - Лишь храбрейший из храбрых сможет приблизиться к тебе.

Затем он повелел возвести на вершине горы Хиндарфьялль чертог, глядящий на юг. Девять карликов строили его из черного камня. А когда чертог был готов, Один окружил его стеной яростно бушующего огня.

И не только это сделал Всеотец. Взяв шип с древа сна, он вонзил его в грудь Брюнхильд, а затем пронес деву в шлеме и латах валькирии сквозь стену яростно бушующего пламени и опустил на ложе в чертоге. Там она будет покоиться, объятая сном, пока храбрейший из храбрецов не проскачет сквозь пламя и не пробудит ее к жизни смертной женщины.

Один бросил на нее прощальный взгляд, вскочил на Слейпнира и поехал назад в Асгард. Отец богов не мог предвидеть, какая судьба ожидает ее на земле. Но огонь, который он возжег вокруг построенного карликами чертога, не утратит своей ярости. Многие века этот огонь будет преграждать путь туда, где спит Брюнхильд, изгнанная с небес валькирия.



В дня лучах последних огненных
Тень замрет на плитах уличных
Я – последняя из проклятых
Я – восставшая из умерших
http://vk.com/id17150734 
http://vk.com/coreofpower (Наша группа в ВК)


Последний раз редактировалось: Bloody_Shadow (Вт Ноя 11, 2014 10:24 pm), всего редактировалось 1 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Bloody_Shadow
Местный житель
avatar

Дата регистрации : 2012-06-19
Благодарностей : 162
Сообщений : 483
Откуда : Беларусь
Женщина
Награды :






СообщениеТема: Re: Мифы Древней Скандинавии    Пт Дек 07, 2012 5:46 pm

ВЕЛИКАНЫ

 

Первыми на земле вместе с айсбергами появились великаны, которые наполнили мировую бездну Гинунгагап. С самого начала эти великаны были противниками и соперниками богов, а так как последние воплощали все хорошее и прекрасное, то великаны олицетворяли все некрасивое и злое.
Вот идет он - вот он идет - дух холода!
Веет от него колючим северным ветром,
И гнутся темные норвежские сосны под его дыханием.
Спешит он туда, где горят огни над Геклой -
На прекрасном небе, отражаясь на льду.
Дж. Г. Виттьер
Когда боги убили первого великана Имира и он бездыханным упал на лед, его потомство потонуло в его крови. Только одна пара, Бергельмир и его жена, сумели спастись в Ётунхейме, где они и нашли себе пристанище, став основателями рода великанов. Великанов называли ётуны, что означало "великий едок", так как великаны были известны своим неуемным аппетитом, а также своими огромными размерами. Они любили выпить и поесть, поэтому их еше называли турсами, что, по мнению некоторых исследователей, означает "жажда". Так как великаны были противниками богов, последние постоянно пытались силой удержать их в Ётунхейме, который был расположен на Северном полюсе. В битвах с богами великаны всегда терпели поражение, так как они были тяжелы и неповоротливы, а бронзовому оружию богов могли противопоставить только камень. Несмотря на это неравенство, однако, боги часто завидовали им, так как великаны владели знанием о прошлом. Даже Один завидовал этому знанию великанов и, как только он смог напиться из источника мудрости, которым владел Мимир, то поспешил в Ётунхейм, чтобы сразиться с Вафтрудниром, самым мудрым из великанов. Однако Одину все равно не удалось бы одержать победу в этом необычном поединке с великаном, если бы он не перестал задавать вопросы, касающиеся прошлого, и не спросил великана о будущем.

Из всех богов великаны больше всего страшились Тора, так как он постоянно сражался с инеистыми и горными великанами, которые в противном случае уже давно наполнили бы землю, помешав людям возделывать ее. Сражаясь с великанами, Тор часто прибегает к своему страшному молоту Мьёлльниру.

Согласно легендам древних германцев, неровная поверхность земли объясняется действиями великанов, которые исказили ее гладкую поверхность, тяжело ступая по ней, еще совсем молодой и мягкой. Потоки же появились из слез, проливаемых великаншами, которые видели, как огромные отпечатки ног их мужей изрыли долины. Северяне верили, что великаны, олицетворявшие для них горы, были огромными страшными созданиями, которые могли передвигаться только в темноте или тумане и превращались в камни, как только первые лучи солнца рассеивали мрак или пробивались сквозь облака.

Именно согласно этим верованиям одна из самых высоких гор получила название Ризенгебирге (Великанские горы). Скандинавы также разделяли эти верования, а сегодня жители Исландии называют вершины самых высоких гор Екулами (измененное "Ётун"). В Швейцарии, где снег никогда не сходит с горных вершин, люди и поныне рассказывают истории о том, как в этих местах бродили великаны; а когда с горных вершин спускается лавина, они говорят, что это великаны стряхивают снег с бровей и ресниц.



В дня лучах последних огненных
Тень замрет на плитах уличных
Я – последняя из проклятых
Я – восставшая из умерших
http://vk.com/id17150734 
http://vk.com/coreofpower (Наша группа в ВК)


Последний раз редактировалось: Bloody_Shadow (Вт Ноя 11, 2014 10:55 pm), всего редактировалось 1 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Bloody_Shadow
Местный житель
avatar

Дата регистрации : 2012-06-19
Благодарностей : 162
Сообщений : 483
Откуда : Беларусь
Женщина
Награды :






СообщениеТема: Re: Мифы Древней Скандинавии    Пн Дек 10, 2012 8:27 pm

ВЁЛУНД И ВАЛЬКИРИЯ


Однажды три валькирии: Эльрун, Эльвит (чудесная) и Сванхвит (лебяжье-белая) - о резвились в воде, как вдруг три брата: Эгиль, Слагфид и Вёлунд, подошли к ним и, забрав лебяжье оперение, заставили их остаться на земле и стать их женами. Валькирии оставались со своими мужьями в течение девяти лет, пока вновь не обрели своего оперения, после чего вернулись в Вальхаллу.

Семь протекло зим спокойных,
а па восьмую
тоска взяла их,
а на девятой
пришлось расстаться;
прочь устремились
в чашу леса
девы-валькирии,
битв искавшие.
(Старшая Эдда, Песнь о Вёлунде.)


Братья тяжело переживали потерю жен, и двое из них, Эгиль и Слагфид, надев свои лыжи, отправились на поиски возлюбленных, бесследно исчезнув в холодных и туманных северных краях. Третий брат, Вёлунд, понимая, что поиски бесполезны, остался дома, найдя утешение в созерцании кольца, оставленного Эльвит в качестве знака любви, и не терял надежды на ее возвращение. Будучи искусным кузнецом, он мог изготовить любые, самые изысканные украшения из золота и серебра, так же как и волшебное оружие, которое не мог разрушить никакой удар. Кузнец изготовил семьсот колец, похожих на кольцо, оставленное женой, и по окончании работы связал их вместе. Однажды ночью, возвратившись с охоты, он обнаружил, что кто-то унес одно кольцо, оставив остальные, что, по его мнению, было верным признаком скорого возвращения любимой.

Той же самой ночью он был застигнут врасплох, связан и пленен шведским конунгом Нидудом, завладевшим его мечом, самым лучшим, наделенным волшебной силой оружием. Конунг оставил его для себя, а кольцо любви, сделанное из чистейшего рейнского золота, он отдал своей единственной дочери Бёлвильд. Что касается несчастного Вёлунда, то его отправили на соседний остров и, чтобы он не сбежал, перерезали сухожилия. Там конунг заставил его непрестанно делать оружие и украшения. Также он заставил его построить запутанный лабиринт.

С каждым новым оскорблением, наносимым Нидудом, ярость и отчаяние Вёлунда увеличивались, и денно и ношно он вынашивал план мести. Кроме того, он готовился к побегу и в перерывах между работой сделал себе чудесные крылья, похожие на крылья своей жены-валькирии, которые он намеревался надеть на себя после осуществления плана мести. Однажды конунг пришел навестить заключенного и принес ему украденный меч, с тем, чтобы тот починил его. Но Вёлунд заменил его другим оружием, как две капли воды похожим на волшебный меч, чтобы обмануть конунга, когда тот придет за ним. Несколько дней спустя Вёлунд заманил сыновей конунга в кузницу и убил их. Из их черепов он сделал кубки для питья, а из глаз и зубов - драгоценности, которые подарил родителям и сестре.

Из черепов
чаши он сделал,
вковал в серебро,
послал их Нидуду.
Ясных глаз
яхонты яркие
мудрой отправил
супруге Нидуда;
зубы обоих
взял и для Бёдвильд
нагрудные пряжки
сделал из них.
(Старшая Эдда. Песнь о Вёлунде. Перевод)


Семья конунга не подозревала, откуда взялись эти украшения, поэтому дары были с радостью приняты. Что касается молодых людей, то все решили, что они уплыли в море и там утонули.

Вёлунд направился в Альвхейм, где нашел свою возлюбленную жену и жил с ней счастливо до наступления сумерек богов.



В дня лучах последних огненных
Тень замрет на плитах уличных
Я – последняя из проклятых
Я – восставшая из умерших
http://vk.com/id17150734 
http://vk.com/coreofpower (Наша группа в ВК)


Последний раз редактировалось: Bloody_Shadow (Вт Ноя 11, 2014 10:29 pm), всего редактировалось 1 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Bloody_Shadow
Местный житель
avatar

Дата регистрации : 2012-06-19
Благодарностей : 162
Сообщений : 483
Откуда : Беларусь
Женщина
Награды :






СообщениеТема: Re: Мифы Древней Скандинавии    Ср Дек 12, 2012 3:46 pm

ВСЕОТЕЦ ОТПРАВЛЯЕТСЯ К ИСТОЧНИКУ МИМИРА


И вот Один, уже не верхом на Слейпнире, своем восьминогом коне, не в золотых доспехах и шлеме-орле и даже без своего копья, отправился странствовать по Мидгарду, миру людей, держа путь к Ётунхейму, стране великанов.

Его называли уже не Один Всеотец, а Вегтам Странник На нем был темно-синий плащ, а в руках - посох. И вот, направляясь к источнику Мимира, он встретил великана верхом на гигантском олене.

Перед людьми Один представал человеком, а перед великанами - великаном. Он зашагал рядом с великаном на гигантском олене, и они повели разговор.
    - Кто ты, о брат? - спросил Один великана.
    - Я Вафтруднир, мудрейший из великанов, - ответил ехавший верхом на олене.
Тогда Один узнал его. Вафтруднир действительно был мудрейшим из великанов, и многие пытались занять у него мудрости. Но приходившие к нему должны были разгадывать загадки, и, если им это не удавалось, великан отсекал им головы.
    - Я Вегтам Странник, - сказал Один, - и знаю, кто ты, о Вафтруднир. Я постараюсь кое-чему у тебя научиться.
Великан расхохотался, показав зубы.
    - О-хо-хо! - воскликнул он. - Я готов вступить с тобой в игру. Известна ли тебе ставка? Ты получаешь мою голову, если я не отвечу на какой-нибудь из твоих вопросов. А если ты не сможешь ответить на какой-нибудь из моих вопросов, я получаю твою голову. Хо-хо-хо. Ну что, приступим?
    - Я готов, - сказал Один.
    - Тогда ответь мне, - начал Вафтруднир, - как называется река, отделяющая Асгард от Ётунхейма?
    - Ивинг - имя этой реки, - сказал Один. - Ивинг, воды которой студены, но никогда не одеваются льдом.
    - Твой ответ верен, о Странник, - молвил великан. - Но за мной еще два вопроса. Как зовут коней, на которых День и Ночь ездят по небосводу?
    - Скинфакси и Хримфакси, - отвечал Один.
Тут Вафтруднир не на шутку перетрухнул, потому что эти имена были известны только богам и мудрейшим из великанов. Если незнакомец не спасует перед последним вопросом, настанет его черед спрашивать.
    - Ответь мне, - проговорил Вафтруднир, - как называется место, где разыграется последняя битва?
    - Долина Вигрид, - сказал Один, - равнина, раскинувшаяся на сто миль в длину и на сто в ширину.

Пришла очередь Одина задавать вопросы Вафтрудниру
    - Каковы будут последние слова, которые Один прошепчет на ухо Бальдру, своему любимому сыну? - спросил он.
Тут Вафтруднир затрясся от страха. Он спрыгнул на землю и пристально посмотрел на незнакомца.
    - Только Один знает, каковы будут его последние слова, обращенные к Бальдру, и только Один мог спросить об этом. Ты сам Один, о Странник, и я не в состоянии ответить на твой вопрос.
    - Тогда, - молвил Один, - если хочешь сохранить свою голову, открой мне, какую цену запросит Мимир за глоток из источника мудрости, который он охраняет?
    - Он попросит твой правый глаз, о Один, - сказал Вафтруднир.
    - Не согласится ли он на меньшую плату? - спросил Один.
    - На меньшую плату он не согласится. Многие приходили к нему за глотком из источника мудрости, но никто не решился заплатить цену, которую просит Мимир. Я ответил тебе, о Один. Теперь откажись от моей головы и позволь мне следовать своим путем.
    - Я отказываюсь от твоей головы, - сказал Один.
И Вафтруднир, мудрейший из великанов, поехал своей дорогой верхом на огромном олене.

Ужасную цену потребует Мимир за глоток из источника мудрости! Всеотец был повергнут в смятение этим открытием. Его правый глаз! Навеки лишиться правого глаза! Не лучше ли повернуть назад в Асгард, отказавшись от поисков мудрости?

Ноги несли Одина и не к Асгарду и не к источнику Мимира. Повернув на юг, он увидел Муспелльсхейм, где стоял с пылающим мечом Сурт, чудовищный исполин, который, когда придет день, присоединится к великанам в их войне против богов. Повернув на север, он услышал рев потока Хвергельмира, изливающегося из Нифльхейма, страны мрака и ужаса. И понял Один, что нельзя оставлять мир между Суртом, готовым уничтожить его огнем, и Нифльхеймом, готовым снова вобрать его в свой мрак и пустоту. Он, старейший из богов, должен обрести мудрость, которая поможет спасти мир.

И вот, исполненный решимости пережить утрату и боль, Один Всеотец обратил стопы к источнику Мимира. Источник этот находился под громадным корнем Иггдрасиля - тем, что рос в Ётунхейме. И там сидел Мимир, страж источника мудрости, глядя бездонными глазами в бездонные воды. И Мимир, каждый день утолявший жажду из источника мудрости, понял, кто стоит перед ним.
    - Привет тебе, Один, старейший из богов, - сказал он.
Один поклонился Мимиру, мудрейшему из всех сущих в мире.
    - Я хочу испить из твоего источника, Мимир.
    - За это нужно уплатить дорогую цену. Все приходившие сюда отказывались уплатить ее. Захочешь ли ты, старейший из богов, принести требуемую жертву?
    - Да, Мимир, я принесу требуемую жертву,-— сказал Один Всеотец.
    - Тогда пей, - молвил Мимир. Он наполнил большой рог водой из источника и подал Одину.

Обеими руками Один взял рог и начал пить. И чем больше он пил, тем больше открывалось ему будущее. Он прозрел все печали и беды, что обрушатся на людей и богов. Но прозрел также и причину этих печалей и бед и узнал, как должно поступить богам и людям, чтобы сохранить достоинство в дни скорби и горя и оставить в мире силу, которая в один прекрасный день, хотя очень еще далекий, сокрушит зло, принесшее в мир ужас, печаль и отчаяние.

Осушив до дна кубок, данный ему Мимиром, Один собственной рукою вырвал свой правый глаз. Ужасна была боль, которую испытал Один Всеотец. Но с уст его не сорвалось ни стона, ни жалобы. Он уронил голову на грудь и закрыл лицо плащом, когда Мимир взял его глаз и бросил в бездонные воды источника мудрости. Там, в глубинах, и остался глаз Одина, сияя всем, кто склонялся над ними, вечным напоминанием о цене, которую Отец богов заплатил за свою мудрость.



В дня лучах последних огненных
Тень замрет на плитах уличных
Я – последняя из проклятых
Я – восставшая из умерших
http://vk.com/id17150734 
http://vk.com/coreofpower (Наша группа в ВК)


Последний раз редактировалось: Bloody_Shadow (Вт Ноя 11, 2014 10:58 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Bloody_Shadow
Местный житель
avatar

Дата регистрации : 2012-06-19
Благодарностей : 162
Сообщений : 483
Откуда : Беларусь
Женщина
Награды :






СообщениеТема: Re: Мифы Древней Скандинавии    Пт Дек 14, 2012 8:27 pm

ВСЕОТЕЦ ОТКРЫВАЕТ ВИДАРУ, СВОЕМУ МОЛЧАЛИВОМУ СЫНУ, ТАЙНЫЙ СМЫСЛ СВОИХ ДЕЯНИЙ


Не только великанам и людям показывался Один в те дни, когда странствовал по Ётунхейму под именем Вегтам. Он встречался и разговаривал также с богами: с теми, что жили далеко от Асгарда, и с теми, что спускались из Асгарда в Мидгард и Ётунхейм.

Далеко от Асгарда жил Видар, молчаливый сын Одина. Глубоко в глуши, среди ветвей и высокой травы, сидел Видар. А рядом с ним пасся оседланный конь, готовый в любую минуту пуститься в путь.

И Один, теперь Вегтам Странник пришел в это уединенное место и заговорил с Видаром, молчаливым асом.

О Видар, - молвил он, - самый непостижимый из моих сынов, бог, который будет жить, когда все мы умрем, бог, который принесет память об обитателях Асгарда в мир, не ведающий их власти. О Видар, я прекрасно знаю, почему рядом с тобой пасется конь, готовый в любую минуту пуститься в путь. Это затем, сын мой, чтобы ты мог вскочить на него и мчаться во весь опор, спеша отомстить за своего отца.

Только тебе, о Видар Молчаливый, открою я тайный смысл моих деяний. Кто, как не ты, вправе узнать, зачем я, Один, старейший из богов, девять дней и девять ночей висел на дереве Иггдрасиль, пронзенный собственным копьем? Я висел там, обдуваемый ветрами, дабы обрести знание, которое даст мне силу в девяти мирах. На девятую ночь мне явились руны мудрости, и, соскользнув с дерева, я взял их себе.

И ты узнаешь, зачем будут прилетать к тебе мои вороны, принося в клювах кусочки кожи. Это для того, чтобы ты стачал себе из них сандалию. Ногой, обутой в эту сандалию, ты упрешься в нижнюю челюсть могучего волка и разорвешь его пополам. Все башмачники мира бросают наземь обрезки кожи, чтоб тебе было из чего стачать сан­далию для ноги-раздирательницы.

Я надоумил людей срезать ногти у мертвецов, чтобы как можно дольше великаны не построили себе из этих ногтей корабль Нагльфар, на котором они приплывут с севера в день Рагнарёка, гибели богов.

И я скажу тебе больше, Видар. Сойдя к людям, я женился на дочери героя. Зачатый нами сын будет жить как смертный среди смертных. Его назовут Сиги. От него произойдут герои, что вместе с другими героями заполнят Вальхаллу, мой собственный чертог в Асгарде, и, когда пробьет час, поддержат нас в битве с великанами и Суртом, вооруженным огненным мечом.

Долго оставался Один наедине со своим молчаливым сыном Видаром, который со своим братом переживет обитателей Асгарда и принесет в новый день и новый мир память об асах и ванах. Многое поведал ему Один, прежде чем покинул глушь, где росли травы и кусты и пасся конь, готовый в любую минуту пуститься в путь, и обратил стопы к берегу моря, куда сошлись небожители, приглашенные на пир старым великаном Эгиром, морским владыкой.



В дня лучах последних огненных
Тень замрет на плитах уличных
Я – последняя из проклятых
Я – восставшая из умерших
http://vk.com/id17150734 
http://vk.com/coreofpower (Наша группа в ВК)


Последний раз редактировалось: Bloody_Shadow (Вт Ноя 11, 2014 11:04 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Bloody_Shadow
Местный житель
avatar

Дата регистрации : 2012-06-19
Благодарностей : 162
Сообщений : 483
Откуда : Беларусь
Женщина
Награды :






СообщениеТема: Re: Мифы Древней Скандинавии    Ср Дек 19, 2012 6:57 pm

ДЕТИ ЛОКИ


Однажды, это было еще до того как великаны начали войну с Асами, бог огня Локи, странствуя по свету, забрел в Йотунхейм и прожил там три года у великанши Ангрбоды. За это время она родила ему трех детей: девочку Хель, змею Йормундгад и волчонка Фенриса. Вернувшись обратно в Асгард, бог огня никому не рассказал о своем пребывании в стране великанов, но всеведущий Один скоро узнал о детях Локи и отправился к источнику Урд, чтобы спросить вещих норн об их дальнейшей судьбе.
    - Смотрите, смотрите, сам мудрый отец богов пришел к нам! Но он услышит от нас недобрые вести, - едва увидев его, сказала старшая норна.
    - Он пришел услышать от нас то, что надолго лишит его покоя, - добавила средняя норна.
    - Да, он пришел услышать от нас о детях Локи и великанши Ангрбоды, - подтвердила младшая из норн.
    - Если вы знаете, зачем я к вам пришел, так ответьте мне на тот вопрос, который я хотел вам задать, - сказал Один.
    - Да, мы ответим тебе, - вновь заговорила Урд. - Но лучше бы тебе не слышать наших слов. Знай, что те, о ком ты хотел спросить, принесут богам много несчастий.
    - Двое из них принесут смерть тебе и твоему старшему сыну, а третья будет царствовать после вас, и ее царство будет царством тьмы и смерти, - добавила Верданди.
    - Да, волк убьет тебя, а змея - Тора, но и они сами погибнут, а царство третьей будет недолгим: жизнь одержит победу над смертью, а свет - над тьмой, - сказала Скульд.

Печальный и озабоченный возвратился владыка мира в Асгард. Здесь он созвал всех богов и поведал им о предсказании норн, а Тора послал в Йотунхейм за детьми Локи. С тревогой выслушали Асы слова Одина, но еще больше испугались они, когда бог грома привез с собой на своей колеснице Хель, Йормундгад и Фенриса.

Еще совсем юная, Хель была уже на две головы выше своей исполинской матери. Левая половина ее лица и туловища была красной, как сырое мясо, а правая - иссиня-черной, как беззвездное небо страны вечной ночи. Змея Йормундгад, вторая дочь Ангрбоды, еще не успела вырасти - в ней было не более пятидесяти шагов, - однако из ее пасти уже сочился смертельный яд, а ее холодные светло-зеленые глаза сверкали беспощадной злобой. По сравнению с обеими сестрами их младший брат, волчонок Фенрис, казался совсем безобидным. Ростом с обычного взрослого волка, веселый и ласковый, он понравился богам, которые не нашли в нем ничего опасного для себя. Один, сидя на своем троне, внимательно оглядел всех троих.
    - Слушай меня, Хель, - произнес он. - Ты так велика и сильна, что мы решили сделать тебя повелительницей целой страны. Эта страна лежит глубоко под землей, и даже под Свартальфахеймом. Ее населяют души умерших, тех, кто недостоин жить с нами в Валгалле. Ступай туда и никогда больше не появляйся на поверхности земли.
    - Я согласна, - сказала Хель, наклоняя голову.
    - Ты, Йормундгад, - продолжал Один, - будешь жить на дне мирового моря. Там для тебя найдется довольно места и пищи.
    - Я соглассссна, - прошипела Йормундгад, сворачиваясь кольцом и глядя на богов жестким немигающим взглядом.
    - А ты, Фенрис, - промолвил Один, обращаясь к волчонку, - будешь жить у нас в Асгарде, и мы воспитаем тебя сами.

Фенрис ничего не ответил: он был так мал и глуп, что еще не умел говорить.

В тот же день Хель отправилась в царство мертвых, где и живет до сих пор, повелевая душами умерших и зорко следя за тем, чтобы ни одна из них не вырвалась на свободу.

Змея Йормундгад опустилась на дно мирового моря. Там она все росла и росла, так что наконец опоясала кольцом всю землю и положила голову на собственный хвост. С этого дня ее перестали называть Йормундгад, а прозвали змея Митгард, что означает "Мировая змея".

Фенрис целый год жил в Асгарде, но и он с каждым часом становился все больше и больше, и вскоре из игривого волчонка превратился в такое чудовище, что уже никто из богов, кроме бога войны Тюра, который его кормил, не решался подойти к нему близко. Тогда Асы решили привязать Фенриса и больше месяца трудились, пока не сковали цепь, которая, как они думали, сможет его удержать. Эта цепь называлась Лединг и была самой толстой цепью на свете. Боги принесли ее волчонку и сказали:
    - Ты уже вырос, Фенрис. Пора тебе испытать свои силы. Попробуй разорвать цепь, которую мы сделали, и тогда ты будешь достоин жить с нами в Асгарде.

Фенрис внимательно звено за звеном осмотрел Лединг и ответил:
    - Хорошо, наденьте мне ее на шею. Довольные Асы сейчас же исполнили его желание и надели на него цепь.
    - А теперь отойдите подальше, - сказал волчонок. С этими словами он приподнялся, встряхнул головой, и Лединг со звоном разлетелся на куски.
    - Вот видите, я достоин жить среди вас, - гордо заявил Фенрис, снова ложась на свое место.
    - Да, да, Фенрис, ты достоин жить среди нас, - переглядываясь между собой, отвечали испуганные Асы и поспешили уйти, чтобы начать делать вторую цепь.

На этот раз они работали целых три месяца, и выкованная ими цепь, Дромми, оказалась в три раза толще, чем Лединг.
    - Ну, уж ее-то Фенрису не разорвать, - говорили они друг другу, весело неся Дромми волчонку.

Однако, когда он встал, чтобы их приветствовать, и они заметили, что его спина уже возвышается над гребнем крыши Валгаллы, веселость богов сразу прошла.

Увидев Дромми, Фенрис оглядел ее так же внимательно, как перед этим Лединг.
    - Ваша новая цепь намного толще старой, - сказал он, - но и мои силы прибавились, и я с удовольствием их испробую. И он подставил богам свою шею. Асы надели на нее цепь, и тогда волчонок встряхнулся, но цепь выдержала. Тогда глаза его загорелись, и он с рыком потянулся. Дроми разлетелась надвое, а Фенрир стоял, как ни в чем не бывало, сверля Скирнира злобным взглядом.

Пораженные ужасом, боги снова собрались на совет.
    - Нам незачем делать третью цепь, - говорили они, - все равно, пока мы ее скуем, Фенрис вырастет еще больше и разорвет ее так же, как и две первых.
    - Хорошо, тогда обратимся за помощью к гномам, - сказал Один. - Может быть, им удастся то, что не удалось нам.

И, вызвав к себе гонца Асов, Скирнира, он послал его в Свартальфахейм. Услышав просьбу отца богов, гномы долго спорили между собой, не зная, из какого металла ковать цепь, но наконец старейший из них сказал:
    - Мы сделаем ее не из металла, а из корней гор, шума кошачьих шагов, бород женщин, слюны птиц, голоса рыб и сухожилий медведей, и я думаю, что такую цепь не разорвет даже Фенрис.

Так и случилось, что спустя еще два месяца Скирнир принес богам цепь Глейпнир, сделанную по совету старейшего из гномов. А кошачьи шаги стали с тех пор бесшумными, у женщин нет бород, у гор - корней, у птиц - слюны, у медведей - сухожилий, а у рыб - голоса.

Когда Асы впервые увидели Глейпнир, они были очень удивлены. Эта цепь была не толще руки и мягка, как шелк, однако чем сильнее ее растягивали, тем прочнее она становилась. Теперь оставалось только надеть ее на Фенриса, но боги решили сначала отвести его на остров Лингви, лежащий в мировом море, где бы волчонок не мог причинить вреда, ни им, ни людям.
    - Ты должен подвергнуться последнему и самому важному испытанию, Фенрис, - объявили они младшему из детей Локи. - Если ты его выдержишь, твоя слава разнесется далеко по всему свету, но для этого ты должен последовать за нами туда, куда мы тебя отведем.
    - Я готов, - согласился Фенрис.

Однако, когда Асы привели его на остров Лингви и хотели было накинуть на него Глейпнир, волчонок сердито оскалил зубы.
    - Эта цепь так тонка, - заявил он, - что, если она не волшебная, разорвать ее ничего не стоит, а если она волшебная, то я могу и не разорвать ее, несмотря на всю мою силу. Значит, я или не добуду никакой славы, или сделаюсь вашим пленником.
    - Ты ошибаешься, Фенрис, - возразил Один. - Если ты не разорвешь нашей цепи, значит, ты настолько слаб, что нам нечего тебя бояться и мы тут же дадим тебе свободу, если же ты ее разорвешь, то ты и так ничего не потеряешь.
    - Мудреные вещи ты говоришь, - усмехнулся волчонок. - Хорошо, я позволю вам подвергнуть себя и этому испытанию, только пускай кто-нибудь из вас вместо залога положит мне в пасть свою правую руку.

Боги с тоской переглянулись. Пленение Фенрира было бы благом для всех, но кто согласится пожертвовать ради этого рукой? Асы один за другим отступили. Но не Тюр, отважный меченосец. Он шагнул к Фенриру и протянул левую руку к его громадной пасти.
    - Не эту руку, о Тюр, а ту, в которой ты держишь меч, - прорычал Фенрир, и Тюр вложил правую руку в страшный зев.

Боги накинули на шею волчонку Глейпнир, другой конец которого уже заранее прочно прикрепили к огромной скале. Фенрис потряс головой, потом потянул все сильнее и сильнее, но чудесная цепь не разрывалась.
    - Нет, - прохрипел, наконец, полузадушенный волчонок, - я не могу ее разорвать, освободите меня! Асы не двинулись с места.
    - Ах, так, значит, вы меня обманули! - бешено зарычал Фенрис.

Одним движением челюстей он откусил руку у Тюра и, скрежеща зубами, бросился на остальных Асов. Навстречу ему выступил Хеймдалль и воткнул в его пасть меч с двумя клинками. Концы этих клинков вонзились в верхнюю и нижнюю челюсти волчонка, и тот, не в силах их закрыть, завыл от боли и злобы. Мощным потоком хлынула с его языка пена. Из этой пены образовалась река под названием Вон - река ярости, которая текла до наступления Рагнарёка, гибели богов.

Пока одни из богов перевязывали рану Тюра, другие, во главе с Одином, взяли скалу, к которой был привязан Фенрис, и опустили ее вместе с ним глубоко под землю, где этот страшный волк живет и поныне, продолжая расти и набираться сил и, поджидая той минуты, когда исполнится предсказание норн. Так Асам удалось на долгое время избавиться от страшных детей бога огня.



В дня лучах последних огненных
Тень замрет на плитах уличных
Я – последняя из проклятых
Я – восставшая из умерших
http://vk.com/id17150734 
http://vk.com/coreofpower (Наша группа в ВК)


Последний раз редактировалось: Bloody_Shadow (Вт Ноя 11, 2014 9:09 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Bloody_Shadow
Местный житель
avatar

Дата регистрации : 2012-06-19
Благодарностей : 162
Сообщений : 483
Откуда : Беларусь
Женщина
Награды :






СообщениеТема: Re: Мифы Древней Скандинавии    Вт Янв 08, 2013 2:17 pm

ДУРНЫЕ ПРЕДЧУВСТВИЯ ОБИТАТЕЛЕЙ АСГАРДА


То, что случилось потом, - позор для богов, и смертным не следует часто об этом вспоминать. Колдунья Гулльвейг явилась в Асгард, потому что Хеймдалль не посмел преградить ей путь. Она вошла в ворота и обосновалась среди асов и ванов. Она расхаживала по Асгарду с вечной ухмылкой на лице, и там, где она проходила, мерзко ухмыляясь, поселялись тревога и зловещие предчувствия.

Тревога и дурные предчувствия сильнее всего одолели поэта Браги и его жену, прекрасную и простодушную Идунн, ту, что собирала яблоки, отгонявшие старость от обитателей Асгарда. Браги умолк, прервав на полуслове свой бесконечный рассказ. Идунн же, обезумев от страха и жутких предчувствий, расползавшихся по Асгарду, со­скользнула вниз по стволу Иггдрасиля, мирового древа, и опять некому стало собирать яблоки, помогавшие асам и ванам сохранять молодость.

Тогда всех обитателей Асгарда охватило смятение. Сила и красота начали покидать их. Тор с трудом поднимал Мьёлльнир, свой огромный молот, и плоть под ожерельем Фрейи утратила сверкающую белизну. А колдунья Гулльвейг по-прежнему разгуливала по Асгарду с гнусной ухмылкой, невзирая на общую к ней ненависть.

На поиски Идунн отправились Один и Фрейр. Ее бы тотчас нашли и вернули обратно, будь у Фрейра волшебный меч, который он отдал за Герд. Чтобы добраться до Идунн, ему пришлось сразиться со стражем озера, в котором она укрылась, - с Бели. В конце концов Фрейр убил его оружием, сделанным из оленьих рогов. Ах, не тогда, а много позже Фрейр горько пожалел об утрате своего чудесного булата: когда всадники Муспелля двинулись на Асгард, ваны не одержали над ними победы лишь потому, что у Фрейра не оказалось его меча.

Идунн вернулась в город богов. Но тревога и дурные предчувствия, как и прежде, ползли по Асгарду. К тому же обнаружилось, что колдунья Гулльвейг пагубно влияет на мысли богов.

Наконец Один решил судить Гулльвейг. Он судил ее и приговорил к смерти. Но прикончить Гулльвейг могло только копье Одина Гунгнир, так как она была не из рода смертных.

Один метнул Гунгнир. Копье пронзило Гулльвейг, но она по-прежнему стояла, ухмыляясь богам. В другой раз бросил Один свое копье, и опять копье пронзило колдунью. Она посинела, как мертвец, но не упала. В третий раз метнул Один копье. И, пронзенная в третий раз, колдунья испустила вопль, от которого содрогнулся весь Асгард, и бездыханная грянулась наземь.
    - Я совершил убийство в стенах, где убивать запрещено, - возгласил Один. - Возьмите теперь труп гулльвейг и сожгите его на крепостном валу, чтобы никакого следа колдуньи, смущавшей нас, не осталось в Асгарде.
Боги вынесли труп Гулльвейг на крепостной вал, разложили погребальный костер и позвали Хресвельга раздувать пламя:

О-го-го, Хресвельг-великан!
Восседая у края небес
В оперении птицы-орла,
Ты могучими взмахами крыл
Прогоняешь ветра над землей.
Опахни ж и селенье богов!

Когда все это произошло, Локи был далеко. Теперь он часто отлучался из Асгарда, чтобы взглянуть на дивное сокровище, отнятое им у карлика Андвари. Это Гулльвейг приковывала его мысли к чудесному кладу. Когда же он вернулся и услыхал о свершившемся, в нем вспыхнула ярость. Ибо Локи был из тех, чей ум растлили присутствие и нашептывания колдуньи Гулльвейг. Ненависть к богам захлестнула его. И вот он пришел на то место, где сожгли Гулльвейг. Все ее тело обратилось в золу, кроме сердца, не тронутого огнем. И Локи, обуянный гневом, схватил сердце колдуньи и проглотил его. О, каким черным и зловещим был для Асгарда тот день, когда Локи проглотил сердце, не тронутое огнем!



В дня лучах последних огненных
Тень замрет на плитах уличных
Я – последняя из проклятых
Я – восставшая из умерших
http://vk.com/id17150734 
http://vk.com/coreofpower (Наша группа в ВК)


Последний раз редактировалось: Bloody_Shadow (Вт Ноя 11, 2014 9:19 pm), всего редактировалось 1 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Берта
Смотритель
avatar

Дата регистрации : 2012-06-03
Благодарностей : 618
Сообщений : 3493
СП : свято место пусто не бывает - занято
Откуда : Беларусь
Женщина
Награды :


СообщениеТема: Re: Мифы Древней Скандинавии    Вт Янв 08, 2013 4:04 pm

У Локки не луженая глотка, чтобы заглатывать сердца)))))
люди склонны приписывать богам свои пороки, все как всегда, классика баечного жанра Смех
"Сказка ложь, да в ней намек, добрым молодцам урок!":)
Плюсанула много-много раз Блади-)


     
 Группа ВКонтакте "В гостях у Ведьмы": http://vk.com/coreofpower      

Если меня долго нет на форуме, пишите мне на страницу ВК: https://vk.com/edorianna , но обращайтесь только по делу, если вам нужна реальная помощь! Не забывайте, на ваши практические вопросы я отвечаю на форуме, услуги оказываю через обращения личку или на страницу ВК и только на платной основе! 

Вернуться к началу Перейти вниз
http://www.magic-casket.org
Bloody_Shadow
Местный житель
avatar

Дата регистрации : 2012-06-19
Благодарностей : 162
Сообщений : 483
Откуда : Беларусь
Женщина
Награды :






СообщениеТема: Re: Мифы Древней Скандинавии    Ср Янв 09, 2013 6:02 pm

Луженая-луженая)) спасибо за + =)) Ну так я ж тут баюном и подрабатываю))



В дня лучах последних огненных
Тень замрет на плитах уличных
Я – последняя из проклятых
Я – восставшая из умерших
http://vk.com/id17150734 
http://vk.com/coreofpower (Наша группа в ВК)
Вернуться к началу Перейти вниз
Bloody_Shadow
Местный житель
avatar

Дата регистрации : 2012-06-19
Благодарностей : 162
Сообщений : 483
Откуда : Беларусь
Женщина
Награды :






СообщениеТема: Re: Мифы Древней Скандинавии    Ср Янв 09, 2013 6:14 pm

ЗЛОСЧАСТНОЕ СОКРОВИЩЕ ЦВЕРГОВ

   
И так, пир у Эгира завершился, и вереница асов и ванов потянулась в Асгард. Только двое двинулись в другом направлении - Один, старейший из богов, и злокозненный Локи.

Локи и Один сбросили с себя всю свою божественность. Их путь лежал в мир людей, и они не должны были ничем отличаться от смертных. Вместе они пошли по Мидгарду, общаясь с самыми разными людьми: властителями и хлебопашцами, злодеями и добродеями, воинами и купцами, рабами и советниками, добряками и грубиянами. Однажды они присели отдохнуть на берегу широкой реки. Где-то неподалеку слышался стук железа по железу.

Вскоре на каменном островке посреди реки появилась выдра. Она нырнула в воду и вынырнула с лососем в зубах. Опять вскарабкавшись на камень, выдра принялась уплетать свою добычу. И тут на глазах у Одина Локи совершил бессмысленное злодеяние. Подняв огромный булыжник, он запустил им в выдру. Булыжник размозжил зверю череп и убил его наповал.
    - Локи, Локи, зачем ты без нужды совершил смертоубийство? - вскричал Один.
В ответ Локи только рассмеялся. Он поплыл к островку и вернулся с тушкой.
    - Зачем ты отнял жизнь у бессловесной твари? - спросил Один.
    - Меня толкнула на это моя злокозненная натура, - ответил Локи, вытащил нож и, вспоров выдре брюхо, стал сдирать с нее шкуру. Закончив работу, он сложил шкуру и заткнул ее за пояс. Затем Один и Локи опять тронулись в путь.

Идя вдоль реки, они вышли к дому, рядом с которым стояли две кузницы, откуда и слышался стук железа по железу. Они заглянули в дом и спросили, нельзя ли там поесть и передохнуть.

И старик, жаривший на очаге рыбу, указал им на скамью.
    - Располагайтесь здесь, и, когда рыба поспеет, я угощу вас на славу Мой сын - отличный рыболов, он приносит мне самых лучших лососей.

Один и Локи сели на скамью, а старик продолжал хлопотать над стряпней.
    - Меня зовут Хрейдмар, - сказал он, - и мои два сына работают в кузницах. Есть у меня и третий сын, это он ловит для нас рыбу. А вы кто такие, странники?
Локи и Один назвали Хрейдмару не те имена, под которыми они были известны в Асгарде и Мидгарде. Хрейдмар подал им рыбу, и они утолили голод.
    - И что же случилось с вами за время странствий? - спросил Хрейдмар. - Мало кто забредает сюда рассказать о том, что творится в мире.
    - Я убил булыжником выдру, - со смехом сказал Локи.
    - Ты убил выдру! - вскрикнул Хрейдмар. - Где ты ее убил?
    - Это совершенно не важно, старик, - отвечал Локи. - Но у нее хорошая шкура. Вот она, у меня за поясом.

Хрейдмар выхватил шкуру из-за пояса Локи и, поднеся ее к глазам, пронзительно закричал:
    - Фафнир, Регин, сыны мои, скорее бегите сюда и прихватите из кузниц рабов. Сюда, сюда, сюда!
    - Что ты так надсаживаешься, старик? - спросил Один.
    - Ты убил моего сына Отра! - завопил старик. - У меня в руках шкура моего сына!

Как раз в эту минуту в дверь ворвались два молодых парня с кувалдами в сопровождении рабов-трэлей.
    - Фафнир, Регин! Прихлопните этих людей своими кувалдами! - закричал их отец. - Отр, любивший плавать в реке и превращенный мною в речного зверя, чтобы ему легче было ловить для нас рыбу, убит вот этими негодяями.
    - Успокойся, - сказал Один. - Если мы и убили твоего сына, то по недоразумению. Мы возместим тебе твою потерю.
    - Чем вы ее возместите? - спросил Хрейдмар, глядя на Одина маленькими пронзительными глазками.

И тут Один, старейший из богов, произнес слова, недостойные его мудрости и могущества. Он мог бы сказать: «В возмещение твоей потери я принесу тебе глоток воды из источника Мимира». Но вместо того чтобы вспомнить о возвышенном, Один Всеотец вспомнил о низменном.
    - Оцени жизнь своего сына, и мы заплатим за нее золотом, - проговорил он.
    - Может быть, вы великие властители, странствующие по свету, - сказал Хрейдмар. - Если так, то вам придется покрыть золотом каждый волосок на шкуре того, кого вы убили.

Тогда Один, захваченный мыслью о выкупе, подумал о некоем кладе, который стерег карлик. Никакого другого сокровища в девяти мирах не хватило бы, чтоб удовлетворить требование Хрейдмара. Хотя и со стыдом, но Один подумал об этом кладе и о том, как его можно заполучить.
    - Локи, знаешь ли ты о сокровище Андвари? - спросил он.
    - Я знаю о нем, Один, - оживился Локи, - и знаю, где оно спрятано. Не испросишь ли ты для меня разрешения сходить за сокровищем Андвари?

Один обратился к Хрейдмару:
    - Я останусь у тебя заложником, если ты позволишь моему приятелю отправиться за драгоценностями, которые покроют шкуру выдры волосок за волоском.
    - Позволяю, - сказал старик Хрейдмар, блеснув острыми хитрыми глазками. - Ступай сейчас же, - велел он Локи.
И Локи вышел из дома.

Андвари звался карлик, который в незапамятные времена завладел величайшим сокровищем в девяти мирах. Чтобы иметь возможность неусыпно стеречь его, Андвари обернулся рыбой-щукой и плавал взад-вперед у входа в грот, где хранился клад.

Все в Асгарде знали о сокровище карлика, но существовало поверье, что на нем лежит какое-то заклятие и лучше к нему не прикасаться. Теперь же Один повелел его забрать. Локи радостно устремился к гроту Андвари. Добрался до заводи перед гротом и стал высматривать стража. Вскоре он увидел щуку, с оглядкой плавающую у входа.

Придется ему изловить рыбину и крепко держать ее, пока не будет произведен расчет. Щука заметила наблюдавшего за ней Локи, резко метнулась в сторону и быстро поплыла по течению.

Как же ее поймать? Она выскользнет из рук и на наживку не клюнет. Нужна колдовская сеть - вся надежда на нее.

У Ран, жены старого великана Эгира, владыки морей, была такая колдовская сеть. Ран затягивала в нее все драгоценности с потонувших кораблей. Вспомнив об этой сети, Локи повернулся и направился в чертог Эгира искать морскую владычицу. Но Ран редко обреталась в жилище своего супруга. Локи нашел ее у ближайших рифов.

Холодная великанша стояла в волнах, улавливая в свою сеть каждую ценную вещицу, выносимую из глубин приливом. Рядом с нею уже громоздилась целая гора кораллов, яхонтов, золотых и серебряных безделушек, а она все продолжала забрасывать и вытаскивать сеть.
    - Ты ведь знаешь меня, жена Эгира, - начал Локи.
    - Я знаю тебя, - сказала владычица Ран.
    - Одолжи мне твою сеть, - сказал Локи.
    - Не одолжу, - сказала владычица Ран.
    - Одолжи мне твою сеть, чтобы я мог поймать карлика Андвари, который похваляется, будто его сокровище больше, чем все то, что ты когда-либо вытащишь из моря.

Холодная владычица морей застыла с сетью в руках и в упор посмотрела на Локи. Да, если он собирается поймать Андвари, сеть она ему одолжит. Ран люто ненавидела всех цвергов, ведь они не уставали твердить, что никогда ей не обладать такими ценностями, какими они владеют уже сейчас. А особенно она ненавидела Андвари, карлика, захватившего самое огромное сокровище в девяти мирах.
    - Здесь мне пока нечего больше ловить, - сказала она, - и если ты поклянешься возвратить сеть к завтрашнему дню, я одолжу ее тебе.
    - Клянусь искрами Муспелльсхейма, что возвращу тебе твою сеть к завтрашнему дню, о владычица Эгира! - вскричал Локи.
Тогда Ран отдала ему колдовскую сеть, и он поспешил назад, туда, где карлик в измененном обличье охранял свой дивный клад.

Темной была заводь, в которой плавал обернувшийся щукой Андвари, но ему чудилось, будто она озарена золотым сиянием его волшебного сокровища. Ради этого сокровища он расстался с сородичами и лишил себя радости создавать вместе с ними удивительные изделия. Ради него обрек себя на рыбью глухоту и немоту.

И вот, кружа перед фотом, Андвари снова увидел над собою тень и нырнул под навес берега.
Обернувшись и заметив приближающуюся сеть, он залег на дно. Но колдовская сеть растянулась и опутала его.

В мгновение ока Андвари взлетел в воздух и, задыхаясь, плюхнулся на берег. Он бы умер, если б не принял свой обычный облик карлик опять стал карликом.
    - Андвари, ты пленник. Тебя пленил один из асов, - услышал он голос своего поработителя.
    - Локи! - выдохнул он.
    - Ты пленен и останешься пленником, - сказал ему Локи. - Асы повелевают отдать сокровище мне.
    - Это мое сокровище! Мое! - заверещал карлик. - Никогда я с ним не расстанусь.
    - Я не отпущу тебя, пока ты его не отдашь, - сказал Локи.
    - Это нечестно, нечестно! - закричал Андвари. - Ты, Локи, всегда поступаешь нечестно. Я предстану перед троном Одина и попрошу его покарать тебя за попытку меня ограбить.
    - Один сам послал меня сюда, чтобы я принес ему твое сокровище, - сказал Локи.
    - Неужели все асы такие нечестные? О да. Ведь когда-то они обманули великана, который построил стену вокруг их города. Асы нечестные!

В ответ на оскорбления и непокорство беспомощного карлика Локи принялся его истязать. Наконец, дрожа от злости и обливаясь слезами, Андвари отвел Локи в свой грот и, отвалив камень, показал ему груду золота и драгоценных камней.

Локи тут же начал кидать в колдовскую сеть золотые слитки и украшения со сказочными рубинами, сапфирами и смарагдами. От него не укрылось, что Андвари сцапал что-то с самого верха груды, но сперва он и виду не подал. Когда же все до последней мелочи было собрано в сеть, Локи, готовый отбыть с сокровищем карлика, проговорил:
    - Осталось отдать еще одну вещицу - кольцо, которое ты, Андвари, утащил из кучи.
    - Ничего я не утаскивал, - сказал карлик, но весь затрясся от бешенства, заскрежетал зубами, и на его губах выступила пена. - Ничего я из кучи не утаскивал.

Но Локи дернул его за руку, и кольцо, которое Андвари спрятал у себя под мышкой, покатилось на землю.
Это кольцо из чистейшего золота было бесценнее всего клада. Останься оно у Андвари, карлик мог бы по-прежнему считать себя обладателем несметного богатства, потому что это кольцо могло порождать золото. Кроме того, на нем была выгравирована руна власти.
Локи поднял бесценное кольцо и надел его себе на мизинец. А карлик, тыча в Локи большими пальцами, разразился проклятием:
Пусть навлечет кольцо
С могущественной руной
Злосчастье черное
На голову твою
И головы всех тех,
Что покусятся впредь
На перстень, мне родной.


Пока Андвари произносил это проклятие, Локи увидел, как во тьме грота возникла какая-то фигура и двинулась к нему. Он узнал в ней Гулльвейг, великаншу, которая некогда жила в Асгарде.

Давным-давно, в дни юности мира, когда боги только-только поднялись на свою священную гору и Асгард еще не был построен, пришли к асам три великанши. С этого времени жизнь богов изменилась. Именно тогда научились они ценить и прятать золото, прежде бывшее для них игрушкой. Тогда же их впервые потянуло воевать. Всеотец метнул копье в посланцев ванов и породил войну.

Трех великанш прогнали из Асгарда, с ванами был заключен мир, и обитатели Асгарда вырастили яблоки вечной молодости. Страсть к золоту была обуздана. Но никогда больше асы не чувствовали себя такими счастливыми, как до появления великанш.

Гулльвейг была одной из тех трех, что разрушили первоначальное счастье богов. И вот она то появилась из глубины грота, где Андвари хранил свой клад, и с улыбкой приблизилась к Локи.
    - Ну вот, Локи, - сказала она, - ты снова видишь меня. И Один, пославший тебя в этот грот, тоже меня увидит. Подумать только, Локи! Я отправлюсь к Одииу твоим гонцом с вестью, что ты несешь клад Андвари.
С этими словами, ухмыляясь ему в лицо, Гулльвейг быстрыми и легкими шагами вышла из грота. Локи связал концы волшебной сети, вместившей в себя все сокровище, и последовал за великаншей.

Старейший из богов стоял, опершись на свое копье и созерцая шкуру выдры, раскинутую перед ним. Вдруг распахнулась дверь, и кто-то вошел в жилище стремительной и радостной походкой. Всеотец поднял глаза и в обладательнице стремительной и радостной походки узнал Гулльвейг, одну из тех, что некогда разрушили счастье богов. Всеотец изготовился пронзить ее копьем.
    - Опусти копье, Один, - сказала она. - Я долго жила в гроте карлика. Но твое слово освободило меня, а проклятие, произнесенное Андвари над кольцом, привело меня сюда. Опусти копье и посмотри на меня, старейший из богов. Ты изгнал меня из Асгарда, но ты же вызвал меня обратно. Если вам, Одину и Локи, купившим себе свободу ценой золота, не заказана дорога в Асгард, то и мне, Гулльвейг, она не заказана.

Глубоко вздохнув, Один опустил копье.
    - Это так, Гулльвейг, - молвил он. - Я не вправе заступить тебе дорогу в Асгард. Почему я не предложил Хрейдмару в возмещение его утраты мед Квасира или воду из источника Мимира!

Пока они говорили, подоспел Локи. Он положил на пол волшебную сеть. Востроглазый старик Хрейдмар, громадный Фафнир и тощий, словно вечно голодный Регин собрались поглазеть на золото и драгоценные камни, сиявшие сквозь ячеи. Они стали отталкивать друг друга от сокровища, и Хрейдмар закричал:
    - Никто не должен находиться здесь, кроме этих двух властителей и меня, пока мы разбираем золото и каменья и проверяем, хватает ли их. Подите-ка вон, ребята.
Пришлось Фафниру и Регину покинуть дом. Они плелись еле-еле, а за ними тащилась Гулльвейг, шепча что-то им обоим.

Трясущимися руками старик Хрейдмар расправил шкуру, прежде облекавшую его сына. Расправил уши, и хвост, и лапы, так чтобы был виден каждый волосок И, все еще стоя на коленях, сказал:
    - Приступайте, о владыки, и смотрите, чтобы каждый волосок на шкуре моего сына был покрыт драгоценным металлом или камнем.

Всеотец стоял, опершись на копье, наблюдая за тем, как производится расплата. Локи брал золотые слитки, браслеты и кольца, он брал рубины, смарагды и сапфиры и укладывал их на каждый волосок. Скоро середина шкуры была покрыта. Затем он устлал золотом и каменьями лапы и хвост. Вскоре шкура выдры так засверкала, что казалось, она озаряет весь мир. И все же Локи продолжал находить места, куда можно было положить еще камушек или золотую вещицу.

Наконец он встал. Все драгоценные камни и все золотые предметы были вынуты из сети. И все волоски на шкуре выдры были покрыты драгоценными камнями или золотыми предметами.

Но старик Хрейдмар, стоя на четвереньках, продолжал внимательно обглядывать шкуру. Наконец он поднялся на колени. Губы его шевелились, но он не издал ни звука, только коснулся коленей Одина и, когда тот нагнулся, показал ему на торчащий ус.
    - Что ты хочешь сказать? - завопил Локи, склоняясь над скрючившимся на полу человеком.
    - А то, что ваш выкуп еще не уплачен: смотрите, вот неприкрытый ус. Вы не можете уйти, пока каждый волосок не будет покрыт золотом или камнем.
    - Опомнись, старик, - грубо сказал Локи. - Тебе отдано все сокровище цверга.
    - Вы не можете уйти, пока не будет покрыт каждый волосок,- повторил Хрейдмар.
    - Но у нас больше нет ни золота, ни драгоценных камней, - развел руками Локи.
    - Тогда вы не можете уйти! - закричал Хрейдмар, вскакивая.

Возразить было нечего. Один и Локи не могли покинуть жилище старика, не заплатив сполна по уговору. Но где асам теперь взять еще драгоценностей?

И тут Один заметил, как на пальце Локи сверкнуло золото: это было кольцо, отнятое им у Андвари.
    - Твое кольцо! Положи на шкуру выдры твое кольцо! - приказал Один.

Локи снял кольцо, на котором была выгравирована руна власти, и придавил им ус выдры. Тогда Хрейдмар громко вскрикнул и захлопал в ладоши. Тотчас вбежали громадный Фафнир и тощий, вечно голодный Регин, а за ними Гулльвейг. Они сгрудились вокруг шкуры сына и брата, которая вся переливалась золотом и драгоценными каменьями. Но как ни притягивала взор сверкающая шкура, Фафнир и Регин то и дело зыркали на отца и друг на друга, и их взгляды были поистине смертоносными.

По Биврёсту, радужному мосту, проследовали вереницей асы и ваны, возвращавшиеся с пира старого Эгира, - Фрейр и Фрейя, Фригг, Идунн и Сив, Тюр со своим мечом и Тор в колеснице, запряженной двумя козлами. За ними шел Локи, а замыкал шествие Один, Отец богов. Он брел медленно, опустив голову, ибо знал, что за ним по пятам идет незваная гостья — Гулльвейг, которую боги некогда изгнали из Асгарда, но чьему возвращению теперь не могли воспрепятствовать.



В дня лучах последних огненных
Тень замрет на плитах уличных
Я – последняя из проклятых
Я – восставшая из умерших
http://vk.com/id17150734 
http://vk.com/coreofpower (Наша группа в ВК)


Последний раз редактировалось: Bloody_Shadow (Вт Ноя 11, 2014 11:09 pm), всего редактировалось 1 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Bloody_Shadow
Местный житель
avatar

Дата регистрации : 2012-06-19
Благодарностей : 162
Сообщений : 483
Откуда : Беларусь
Женщина
Награды :






СообщениеТема: Re: Мифы Древней Скандинавии    Чт Янв 10, 2013 3:02 pm

ЗОЛОТЫЕ ВОЛОСЫ СИВ


Все, кто обитал в Асгарде, - асы и асини, что были богами и богинями, и ваны, что были друзьями богов и богинь, - гневались на Локи. И не удивительно, ведь это он помог великану Тьяцци похитить Идунн и ее золотые яблоки. Но да будет вам известно, что их бурный гнев вызвал у Локи желание еще как-нибудь им насолить. И вот однажды ему представился такой прекрасный случай напакостить, что сердце его возликовало. Сив, жена Тора, заснула под открытым небом, на траве, в море дивных золотых волос. Локи знал, как сильно Тор любил эти золотые волосы и как, дорожа любовью Тора, берегла их Сив. Вот она - возможность сделать большую гадость. Улыбаясь, Локи достал ножницы и срезал сверкающие волосы, прядь за прядью, завиток за завитком. Сив не проснулась и не ведала, что лишилась своего сокровища. А Локи не оставил на голове богини ни единого волоска.

Тор тем временем был в отлучке. Вернувшись в город, он направился к себе домой. Сив, его жена, не вышла ему навстречу. Он позвал ее, однако не услышал в ответ радостного отклика. Чертоги всех богов и богинь обошел Тор, но нигде не встретил он Сив, своей златовласой жены.

Возвращаясь домой, Тор вдруг услыхал шепот: кто-то произнес его имя. Он остановился, и тогда из-за камня выскользнула фигура, закутанная в покрывало. Тор едва узнал свою жену Сив. Он устремился к ней, а она стояла и судорожно всхлипывала.
    - О Тор, супруг мой, - проговорила она, - не смотри на меня. Я стыжусь твоего взгляда. Я уйду из Асгарда, из семьи богов и богинь, и спущусь в Свартхейм, к карликам-цвергам. Я не в силах показаться на глаза обитателям Асгарда.
    - О Сив, - воскликнул Тор, - что же с тобой случилось?
    - Я потеряла свои волосы, - молвила Сив, - дивные золотые волосы, которые ты, Тор, так любил. Ты не станешь больше любить меня, поэтому я должна уйти, спуститься в Свартхейм, к карликам. Я теперь такая же уродина, как и они.

Тут Сив сбросила с головы покрывало, и Тор увидел, что ее чудесные волосы исчезли. Она стояла перед ним, исполненная стыда и скорби, и в груди его закипел могучий гнев.
    - Кто сотворил это с тобой, Сив? - вопросил Тор. - Я Тор, сильнейший из обитателей Асгарда, и я добьюсь, чтобы могущество богов вернуло тебе твою красу. Идем со мною, Сив.

И, взяв жену за руку, Тор повел ее в Зал Совета, где находились боги и богини.

Сив накинула на голову покрывало, не желая, чтобы асы и асини видели ее остриженную голову. Но по яростному блеску в глазах Тора все догадались, что обида, нанесенная Сив, очень велика. Тут Тор поведал об исчезновении ее дивных волос. Ропот пробежал по Залу Совета.
    - Это дело рук Локи, никто другой в Асгарде не совершит столь позорного поступка, - говорили асы друг другу.
    - Да, это дело рук Локи, - сказал Тор. - Он спрятался, но я найду его и убью.
    - Нет, так не годится, Тор, - возвысил голос Один, Отец богов. - Нет, ни один из обитателей Асгарда не может убить другого. Я призову Локи сюда, и ты сам заставишь его - ведь Локи хитроумен и способен на многое - вернуть Сив красоту ее золотых волос.
И тогда клич Одина, клич, которому все в Асгарде обязаны были повиноваться, полетел по городу богов. Локи услышал его и вынужден был покинуть свое укрытие и войти в чертог, где боги держали совет. Посмотрел он на Тора - и увидел ярость в его глазах, посмотрел на Одина - и увидел суровость в лике Отца богов; и понял Локи, что придется ему расплачиваться за оскорбление, которое он нанес Сив.
    - Верни Сив красу ее волос, Локи, - повелел Один.


Локи посмотрел на Одина, посмотрел на Тора и понял, что это веление, должно исполнить. Быстрый его ум начал искать способ вернуть Сив ее красу.
- Я сделаю, как ты велишь, Всеотец, - сказал он.

Но прежде чем поведать, как Локи возвратил Сив красу ее золотых волос, нужно рассказать о том, что существовало тогда в мире, кроме богов и богинь. Во-первых, были ваны. Когда боги-асы пришли на гору строить Асгард, там уже обитали другие создания. В отличие от великанов, они были пригожие и дружелюбные. Их то и звали ванами.

При всей своей пригожести и дружелюбии ваны не задавались вопросом, как сделать мир прекраснее и счастливее. Этим они отличались от асов, которые только о том и помышляли. Асы заключили с ванами мир, и стали они жить в согласии. Ваны создавали вещи, помогавшие асам делать мир прекраснее и счастливее. Фрейя, которую великан хотел забрать вместе с солнцем и луною в награду за возведение стены, принадлежала к ванам. Ванами были также Фрейр, брат Фрейи, и Ньёрд, их отец.

Внизу, на земле, обитали иные существа - легкие альвы, которые плясали и порхали, ухаживая за деревьями, цветами и травами. Ванам было дозволено править альвами. А под землей, в пещерах и рудниках, обитало другое племя - карлики, или цверги, маленькие сморщенные создания, злые и уродливые, но не существовало в мире равных им искусников-мастеров.

В те дни, когда и асы и ваны отворачивались от Локи, он часто спускался в Свартхейм, подземное обиталище карликов. И теперь, получив повеление вернуть Сив красу ее волос, Локи подумал о помощи, какую могут оказать ему цверги.

Все ниже и ниже спускался он извилистыми подземными ходами и наконец пришел туда, где в кузницах работали карлики, водившие с ним дружбу. Все карлики были искусными кузнецами, и Локи застал своих друзей за работой. Они орудовали молотами и схватами, придавая металлам причудливые формы. Некоторое время Локи наблюдал за ними, присматриваясь к изделиям, которые рождались у них под руками. Первым было копье таких совершенных пропорций и выделки, что даже самый неумелый метатель не послал бы его мимо цели. Вторым был корабль, который мог плавать по самому бурному морю, а сложенный, умещался в любом кармане. Копье называлось Гунгнир, а корабль - Скидбладнир.

Локи завел с карликами приветливый разговор, восхваляя их работу и суля им всякую всячину, о которой те мечтали и которую могли получить только в Асгарде. Долго он говорил с ними, и, в конце концов, маленькие уродцы возомнили, что весь Асгард будет принадлежать им.

И вот Локи сказал им:
    - Найдется ли у вас слиток чистого золота, чтобы выковать нити, и не простые, а столь же тонкие, как волосы Сив, жены Тора? Одним только цвергам под силу создать такое чудо. А вот и слиток золота. Откуйте из него тончайшие нити, и сами боги позавидуют вашему искусству.

Польщенные речами Локи, карлики-кузнецы взяли слиток чистого золота и бросили в огонь. Затем, вытащив его и положив на наковальню, они принялись стучать по нему крошечными молоточками, пока не разбили на нити, тонкие, как волоски. Но этого было недостаточно. Волосы Сив по тонкости не имели себе равных на свете. Карлики все обстукивали и обстукивали нити, пока те не стали точь-в-точь как волосы Сив. Нити сверкали, будто солнце, а когда Локи поднял их над головой, они так и заструились к земле. До того воздушной оказалась золотая паутина, что ее можно было зажать в кулаке, и до того легкой, что даже птичка не ощутила бы ее веса.

Тогда Локи опять стал превозносить карликов, а уж, сколько всего наобещал - не счесть! Всех цвергов очаровал, хотя были они народцем неприветливым и подозрительным. А перед уходом попросил у них копье и корабль, на которые сразу положил тлаз, - копье Гунгнир и корабль Скидбладнир. Карлики отдали ему эти сокровища, хотя спустя некоторое время сами дивились, как могли с ними расстаться.

Локи помчался обратно в Асгард, вошел в Зал Совета, где собрались асы и асини, и веселой улыбкой встретил суровый взгляд Одина и гневный взгляд Тора.
    - Прочь покрывало, о Сив! - вскричал он.

И, когда бедная Сив скинула покрывало, он возложил на ее остриженную голову чудесную золотую паутину, которую держал в кулаке. По ее плечам заструилось золото, невесомое, мягкое и сверкающее, как собственные ее волосы. И все асы и ваны, и все их прекрасные жены, глядя на Сив, вновь окруженную золотым ореолом, рассмеялись и захлопали в ладоши от радости. А золотые нити приросли к голове Сив навечно.



В дня лучах последних огненных
Тень замрет на плитах уличных
Я – последняя из проклятых
Я – восставшая из умерших
http://vk.com/id17150734 
http://vk.com/coreofpower (Наша группа в ВК)


Последний раз редактировалось: Bloody_Shadow (Вт Ноя 11, 2014 9:22 pm), всего редактировалось 1 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Bloody_Shadow
Местный житель
avatar

Дата регистрации : 2012-06-19
Благодарностей : 162
Сообщений : 483
Откуда : Беларусь
Женщина
Награды :






СообщениеТема: Re: Мифы Древней Скандинавии    Пт Янв 11, 2013 2:40 pm

КАК БРОККИ НАКАЗАЛ ЛОКИ


Локи, желая опять расположить к себе асов и ванов, извлек сокровища, которые выманил у карликов, - копье Гунгнир и корабль Скидбладнир. Асы и ваны ахнули от изумления при виде диковинных изделий. Локи преподнес копье Одину а господину ванов Фрейру отдал корабль Скидбладнир.

Весь Асгард ликовал, что столь чудесные и столь полезные вещи достались его обитателям. А Локи, вручивший эти дары с большой важностью, сказал хвастливо:
    - Никто, кроме карликов, работающих на меня, не умеет делать ничего подобного. Есть и другие карлики, но они столь же неуклюжи, сколь безобразны. Лишь те карлики, что служат мне, в состоянии творить чудеса.

Тут Локи хватил через край. Карликов-мастеров было много, и один из них находился в Асгарде. Не замеченный Локи, он стоял в тени трона Одина, прислушиваясь ко всему, что говорилось. Внезапно он подскочил к Локи. Его маленькое уродливое тельце сотрясалось от гнева. Это был Брокк, самый злопамятный из карликов.
    - Ты мерзкий бахвал, Локи, - прорычал он, - все твои слова лживы. Синдри, мой брат, не унизится до того, чтобы служить тебе, а он лучший кузнец Свартхейма.

Асам и ванам стало смешно, что карлик Брокк оборвал Локи в разгар его хвастовства. Сам же Локи рассвирепел.
    - Молчи, цверг, - гаркнул он, - твой брат узнает, что такое кузнечное дело, когда пойдет к цвергам, которые водят дружбу со мной, и кой-чему у них поучится.
    - Поучится у цвергов, которые водят дружбу с тобой! Моему брату Синдри учиться у цвергов, которые водят дружбу с тобой! - взревел Брокк еще яростней прежнего. - Асы и ваны и не взглянули бы на те безделки, что ты принес из Свартхейма, если б увидели изделия моего брата Синдри.
    - Когда-нибудь мы испытаем твоего брата Синдри и проверим, на что он способен, - сказал Локи.
    - Испытайте сейчас же, испытайте сейчас же! - вскричал Брокк. - Ставлю мою голову против твоей, Локи, что его работа заставит обитателей Асгарда посмеяться над твоим бахвальством.
    - Принимаю твое условие, - ответил Локи. - Моя голова против твоей. С радостью посмотрю, как твоя безобразная башка слетит с твоих горбатых плеч.
    - Асы решат, будет ли работа моего брата Синдри лучшим произведением кузнецов Свартхейма. И они проследят, чтобы ты, Локи, расплатился своей головой. Вы согласны быть судьями, о обитатели Асгарда?
    - Да, согласны, - сказали асы.

Засим, все еще кипя от ярости, карлик Брокк спустился в Свартхейм, туда, где работал его брат.

В своей раскаленной кузнице Синдри вертелся между мехами, наковальней И молотами в окружении гор металла - золота, серебра, меди и железа. Брокк поведал ему, как поспорил с Локи на голову, что Синдри может создать более удивительные вещи, чем копье и корабль, которые Локи принес в Асгард.
    - Ты сказал правду, брат мой, - молвил Синдри, - и не проиграешь своей головы. Но мы вдвоем должны потрудиться над тем, что я собираюсь выковать. Твоя задача - поддерживать огонь, чтобы он горел ровно-ровно, не взвиваясь и не опадая ни на мгновение. Если ты сумеешь выполнить мое указание, мы сотворим чудо. Теперь, брат, крепко держи рукоять мехов и не спускай глаз с огня.

С этими словами Синдри бросил в огонь не металлическую болванку, а кабанью шкуру Брокк раздувал мехи, следя за тем, чтобы огонь горел ровно-ровно. И в жарком пламени кабанья шкура распухла, приняв диковинную форму.

Но тут случилось непредвиденное! В кузницу влетел слепень, сел Брокку на руку и пребольно ужалил. Карлик вскрикнул, но продолжал орудовать мехами, поддерживая огонь, так как догадался, что слепень этот - Локи и что Локи хочет испортить изделие Синдри. Вновь слепень впился ему в руку словно раскаленными клещами, но Брокк, превозмогая боль, раздувал и раздувал мехи, так что пламя не взвивалось и не опадало ни на мгновение.

Синдри подошел, заглянул в огонь и произнес над распухшей шкурой заклинание. Слепень улетел. Синдри велел брату отдохнуть, а сам вынул форму, что образовалась в огне, и обработал ее молотом. Это и вправду было чудо - вепрь, весь золотой, который мог летать по воздуху, излучая свет каждой щетинкой. Брокк, позабыв о жгучей боли, вскрикнул от радости:
    - Это величайшее из чудес! Обитатели Асгарда наверняка признают поражение Локи. Я получу голову Локи! Я получу голову Локи!

Но Синдри возразил ему:
    - Вепрь Золотая Щетина не может превзойти ни копье Гунгнир, ни корабль Скидбладнир. Нужно создать нечто более удивительное. Раздувай мехи, как раньше, брат, и не позволяй пламени ни опадать, ни взвиваться ни на мгновение.

Взяв слиток золота, который сверкал так ярко, что освещал темную пещеру, где работали карлики, Синдри бросил его в огонь. Потом он отошел за каким-то орудием, оставив Брокка у мехов.

И опять прилетел слепень. Брокк заметил его, лишь почувствовав укус. Слепень жалил и жалил его в шею, пока у Брокка не сперло дыхание. Однако ж он продолжал раздувать мехи, так что пламя не взвивалось и не опадало ни на мгновение. Когда подошел Синдри и заглянул в огонь, Брокк только хватал ртом воздух, не в силах выдавить из себя ни слова.

Синдри вновь произнес заклинание над золотом, плавившимся в огне, извлек его из жара и принялся выделывать на главной наковальне, а в скором времени показал Брокку нечто вроде кольца из солнечных лучей.
    - Это дивное кольцо, брат мой, - сказал он. - Кольцо на правую руку бога. И оно таит в себе чудеса. Каждую девятую ночь из него будут возникать восемь подобных ему колец, потому что это Драупнир, кольцо приумножения.
    - Одину, Отцу богов, отдам я это кольцо, - проговорил оживший Брокк. - И Один поневоле признает, что в Асгард еще не доставляли ничего столь удивительного и столь полезного богам. О Локи, хитроумный Локи, я получу твою голову вопреки всем твоим уловкам.
    - Не спеши, брат, - остудил его восторг Синдри. - Мы неплохо потрудились. Но куда совершеннее должно быть то, что заставит обитателей Асгарда отдать тебе голову Локи. Работай, как прежде, брат, и не позволяй пламени ни взвиваться, ни опадать ни на мгновение.

На сей раз Синдри бросил в огонь железную болванку и отошел, чтобы взять молот для ковки. Брокк по-прежнему раздувал мехи, но дрожал всем телом в предчувствии укуса слепня. Только его руки оставались тверды.

Карлик увидел, как слепень ворвался в кузницу, и вскрикнул, когда тот закружился вокруг него, примериваясь, куда бы ужалить посвирепее. Он сел Брокку на лоб, прямо между бровей. От первого укуса у карлика из глаз посыпались искры. От второго укуса кровь отхлынула от головы Брокка. Тьма объяла пещеру. Брокк не выпускал рукояти мехов, но не мог определить, ровно ли горит пламя. Он закричал, и Синдри поспешил к нему.

Синдри произнес заклинание над изделием, лежавшим в огне, и вытащил его.
    - Еще мгновение, - проговорил он, - и это было бы поистине совершенное творение. Но поскольку ты позволил пламени на мгновение опасть, оно не так хорошо, как могло бы быть.

Синдри положил предмет, выплавившийся в огне, на главную наковальню и начал ковать. Когда к Брокку вернулось зрение, он увидел огромный молот, весь из железа. Только вот рукоять казалась коротковатой. Так вышло потому, что, пока молот выплавлялся, пламя на мгновение опало.
    - Это молот Мьёлльнир, - сказал Синдри, - самое великое из того, что я способен сделать. Все в Асгарде должны возликовать при виде моего молота. Только Тору будет по силам справиться с ним. Теперь я не боюсь приговора, который вынесут обитатели Асгарда.
    - Обитатели Асгарда должны признать наше превосходство! - закричал Брокк. - Признать наше превосходство и отдать мне голову Локи, моего мучителя.
    - Никогда в Асгард не приносили более чудесных и более полезных даров, - сказал Синдри. - Твоя голова спасена, и ты сможешь получить голову Локи, который нас оскорбил. Принеси ее сюда, и мы бросим ее в огонь в кузнице.

Асы и ваны сидели в Зале Совета, когда перед ними появился Брокк во главе толпы карликов, тащившей предметы огромной тяжести. Брокк и его прислужники окружили трон Одина и застыли, ожидая речи Отца богов.
    -Мы знаем, зачем вы пришли из Свартхейма в Асгард, - сказал Один. - Вы принесли чудесные вещи, полезные для обитателей Асгарда. Покажи их нам, Брокк. Если они чудеснее и полезнее, чем копье Гунгнир и корабль Скидбладнир, которые принес из Свартхейма Локи, мы присудим победу тебе.

Тогда Брокк велел карликам, которые ему прислуживали, показать обитателям Асгарда первое из чудес, сотворенных Синдри, и они вынесли вперед вепря Золотая Щетина. Вепрь стал летать по Залу Совета, оставляя за собой светящийся след. Обитатели Асгарда кивали и говорили друг другу, что это воистину диковина. Но ни один не сказал, что вепрь Асгарду нужнее копья, которое всегда поражает цель, каким бы неумелым ни был метатель, или корабля Скидбладнира, который может плавать по самому бурному морю, а сложенный умещается в любом кармане. Никто не сказал, что Золотая Щетина лучше этих сокровищ.
Фрейру, господину ванов, отдал Брокк чудесного вепря.

Затем цверги-слуги вынули кольцо, сверкавшее как солнце. Все восхищались благородным кольцом. А узнав, что каждую девятую ночь из этого кольца возникают восемь подобных ему золотых колец, обитатели Асгарда в один голос провозгласили, что Драупнир, кольцо приумножения, настоящее диво. Брокк торжествующе посмотрел на Локи, который стоял, стиснув зубы.
Одину, Отцу богов, отдал Брокк благородное кольцо.

Затем он велел карликам-слугам положить перед Тором молот Мьёлльнир. Тор поднял молот и с зычным кликом взмахнул им над головой. Как только обитатели Асгарда узрели Тора с молотом Мьёлльниром в руках, глаза у них загорелись, а с уст сорвался крик:
    - Чудо, воистину чудо! Никто не устоит перед Тором, нашим богатырем, если у него в руках будет такой молот. Никогда Асгард не видел более великого творения, чем молот Мьёлльнир.

Тогда Один, Отец богов, сидя на своем троне, изрек приговор:
    - Молот Мьёлльнир, который цверг Брокк принес в Асгард, - самый удивительный и самый полезный для богов дар. В руках Тора он может крушить горы и отбрасывать великанье племя от стен Асгарда. Цверг Синдри превзошел мастеров, создавших копье Гунгнир и корабль Скидбладнир. Это окончательный приговор.

Оскалив кривые зубы, Брокк посмотрел на Локи и закричал:
    - Теперь, Локи, отдавай мне свою голову!
    - Не проси этого, - сказал Один. - Требуй любого другого наказания для Локи за то, что он насмехался над тобой и изводил тебя. Пусть он заплатит тебе столько, сколько в состоянии заплатить.
    - Ну уж нет, так не пойдет, - взвизгнул Брокк. - Вы, обитатели Асгарда, выгораживаете друг друга. А как же я? Локи взял бы мою голову, если бы выиграл. Он проиграл мне свою голову. Велите ему стать на колени, и я отсеку ее.

Локи вышел вперед, улыбаясь сжатыми губами.
    - Я стану перед тобой на колени, цверг, - сказал он. - Бери мою голову. Но смотри не прикасайся к шее. Насчет шеи уговора не было. Я попрошу обитателей Асгарда покарать тебя, если ты ее заденешь.

Брокк с рычанием отпрянул.
    - Таково решение богов? - спросил он.
    - Ты заключил гнусную сделку, Брокк, - сказал Один, - и должен мириться со всеми ее гнусными последствиями.

Брокк в гневе посмотрел на Локи и, увидав, что губы его растянуты в улыбке, совсем рассвирепел и даже затопал ногами. Потом он подошел к Локи и сказал:
    - Я не могу взять твою голову, зато могу кое-что сделать с твоими губами, которые насмехаются надо мной.
    - Что же ты сделаешь, цверг? - спросил Тор.
    - Я сошью губы Локи, - прошипел Брокк, - чтобы он больше не мог никого язвить своими речами. Вы, обитатели Асгарда, мне этого не запретите. Стань на колени, о Локи.

Локи обвел взглядом обитателей Асгарда и понял по их лицам, что ему придется склониться перед карликом. Нахмурив брови, он опустился на колени.
    - Сожми губы, Локи, - приказал Брокк. Локи, сверкая глазами, сжал губы. Вынув из-за пояса шило, Брокк проткнул своему врагу губы, потом достал ремень и сшил их.
    - О Локи, - с торжеством сказал мстительный карлик, - ты похвалялся, что цверги, работавшие на тебя, более искусные мастера, чем мой брат Синдри. Тебя уличили во лжи. Теперь ты долго не сможешь похваляться.

Затем карлик Брокк величественной поступью покинул Зал Совета и Асгард, а карлики-слуги вереницей последовали за ним. Все ниже спускались карлики подземными ходами, распевая песнь о торжестве Брокка над Локи. И история о том, как Синдри и Брокк одержали победу, долго передавалась в Свартхейме из уст в уста.

А в Асгарде теперь, когда рот Локи был зашит, воцарились мир и покой. И никто из асов и ванов не жалел, что Локи вынужден бродить в молчании, понурив голову.



В дня лучах последних огненных
Тень замрет на плитах уличных
Я – последняя из проклятых
Я – восставшая из умерших
http://vk.com/id17150734 
http://vk.com/coreofpower (Наша группа в ВК)


Последний раз редактировалось: Bloody_Shadow (Вт Ноя 11, 2014 11:11 pm), всего редактировалось 1 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Bloody_Shadow
Местный житель
avatar

Дата регистрации : 2012-06-19
Благодарностей : 162
Сообщений : 483
Откуда : Беларусь
Женщина
Награды :






СообщениеТема: Re: Мифы Древней Скандинавии    Пн Янв 14, 2013 3:02 pm

КАК СТРОИЛАСЬ КРЕПОСТЬ АСОВ

   
От веку шла война между великанами, стремившимися уничтожить мир и человеческий род, и богами, желавшими защитить человеческий род и сделать мир еще прекрасней.

Множество историй можно рассказать о богах, но начать следует с истории основания их города. Боги поднялись на вершину высокой горы и там решили построить для себя огромный город, который великанам никакими силами не разрушить. Они договорились назвать его Асгард, что означает «город асов» (богов). Заложили асы город среди чудесного поля на вершине той горы и задумали окружить его стеной, выше и крепче которой еще не бывало.

И вот однажды, когда начали они возносить чертоги и палаты, явилось к ним странное существо. Тогда вперед выступил Один, Отец богов, и заговорил с ним.
    - Что нужно тебе на горе богов? - спросил он пришельца.
    - Мне ведомо, что замыслили боги, - сказал пришелец. - Они хотят построить здесь город. Я не умею воздвигать чертоги, зато умею возводить мощные стены, которые невозможно разрушить. Позвольте мне возвести стену вокруг вашего города.
    - Сколько времени тебе понадобится, чтобы окружить стеной весь город? - спросил Отец богов.
    - Год, о Один, - ответил пришелец.

Один понимал, что, если Асгард окажется за мощной стеной, богам не придется тратить все свое время на его защиту от великанов и тогда он сам сможет пойти к людям, и учить их, и помогать им. И подумал Один: какую бы плату ни запросил пришелец за строительство такой стены, она не будет чрезмерной.

В тот же день пришелец предстал перед Советом богов и поклялся, что ровно через год закончит постройку. Затем Один дал клятву, что боги не откажут пришельцу, чего бы тот ни попросил в награду, если стена будет готова точно в срок.

Пришелец удалился и вернулся на следующее утро, утро первого дня лета. Он не привел с собой никаких помощников, кроме могучего коня.

Сначала боги думали, что конь будет только подтаскивать камни. Но конь делал не только это. Он укладывал камни рядами и скреплял раствором. Днем и ночью, при свете и в темноте трудился гигантский конь, и скоро мощная стена стала подниматься вокруг чертогов, которые строили сами боги.
    - Какой награды попросит этот чужак за свои старанья? - спрашивали друг у друга боги.

И вот Один отправился к пришельцу.
    - Мы восхищены работой, которую ты и твой конь делаете для нас, - сказал он. - Нет сомнения, что великая стена Асгарда поднимется к первому дню грядущего лета. Какой награды ты требуешь? Мы приготовим ее для тебя.
Пришелец оторвался от своего занятия, предоставив коню громоздить камень на камень.
    - О Отец богов, - сказал он, - о Один, в награду за свой труд я прошу у тебя солнце, луну и Фрейю, что пестует цветы и травы. Фрейю - себе в жены.

Услышав это, Один страшно разгневался, ибо непомерную цену заломил пришелец за свою работу. Он пошел к другим богам, занимавшимся в ту пору отделкой сверкающих чертогов внутри великой стены, и возвестил им о требовании пришельца.
    - Без солнца и луны мир погибнет, - сказали боги.
    - Без Фрейи Асгард погрузится в уныние, - сказали богини.

И решили асы, что лучше оставить стену недостроенной, чем дать пришельцу награду, которой он требует. Но тут слово взял Локи, который был богом-асом лишь наполовину: в нем текла кровь великана Фарбаути.
    - Пусть пришелец продолжает строить стену вокруг Асгарда, - сказал Локи, - а уж я исхитрюсь и заставлю его нарушить строгий уговор. Пойдите и скажите ему, что стена должна быть закончена к первому дню лета, но если к этому времени он не уложит последний камень, то не получит ничего.

Боги отправились к пришельцу и объявили ему, что если он не уложит к первому дню лета последний камень, то не получит ни Соль, солнце, ни Мани, луну, ни Фрейю. Теперь-то они смекнули, что пришелец был великаньего племени.

Великан и его гигантский конь принялись работать еще более споро, чем прежде. Ночью, пока великан спал, конь все таскал и таскал камни, поднимая и укладывая их на стену своими могучими передними копытами.

Невольный страх проник в сердца Асов, и, по мере того как стены вокруг них поднимались все выше и выше, этот страх все усиливался и усиливался. Глядя на великана и его могучего коня, бедная Фрейя плакала целыми днями, проливая свои золотые слезы, которых накопилось так много, что на них можно было бы купить целое королевство на земле.
    - Скоро мне придется отправиться в Ётунхейм,- горевала она.

Вместе с нею плакали Суль и Мани, и поэтому луна и солнце каждый день всходили закрытые туманной дымкой.

Асы с грустью вспоминали тот час, когда они исполнили желание Гримтурсена и дали ему клятву, запрещающую им позвать на помощь Тора, который сразу избавил бы их от великана, но особенно сердились они на бога огня.

Наконец, когда до назначенного великаном-каменщиком срока оставалось два дня, а работы ему - всего на один день, боги собрались на совет, и Один, выступив вперед, сказал:
    -Над нами нависла беда, и это ты, Локи, один виноват во всем. Ты уговорил нас заключить договор с Гримтурсеном, ты уверял, что он не сумеет закончить стену в срок. Ты один и должен за все расплатиться.
    -А зачем вы меня послушались? - оправдывался бог огня.- Ведь я не пил воды из источника Мимира и не так мудр, как ты, Один!
    - Довольно, Локи!- произнес Браги.- Все мы знаем, что ты всегда сумеешь вывернуться. Придумай же теперь, как нам избавиться от великана. Мы не можем отдать Фрейю в Ётунхейм, не можем и оставить мир без луны и солнца. Знай, что в тот самый день, когда это случится, ты умрешь самой страшной смертью, какую мы только сможем придумать.
    - Да, это будет так,- подтвердили остальные боги, и даже молчаливый Видар и тот сказал «да».

Локи долго думал, а потом вдруг рассмеялся. - Будьте спокойны, Асы: великан не достроит стену!- воскликнул он и, встав со своего места, быстро ушел. На следующее же утро, с восходом солнца - а оно в этот день было особенно туманным,- исполинский каменщик повез из Ётунхейма в Асгард последний воз с камнями. Однако, едва он доехал до небольшого леска, невдалеке от которого начиналась страна богов, как из него вдруг выскочила большая красивая кобыла и с веселым ржанием принялась скакать вокруг жеребца. Увидев ее, Свадильфари рванулся в сторону и с такой силой дернул за постромки, что они лопнули. - Постой, постой, куда ты?!- закричал великан. Но его конь уже мчался вслед за кобылой, которая поспешно исчезла в лесу.

Целый день простояли боги на стенах Асгарда, с тревогой ожидая прихода исполина, но он не явился, Фрейя снова плакала, но на этот раз от счастья, да и остальные Асы впервые после многих дней были веселы.

Лишь к исходу второго дня, когда довольная и радостная Суль кончала свое путешествие по небу, боги снова увидели Гримтурсена.

Оборванный и усталый, без своего коня, шел он к Асгарду, изрыгая на ходу самые страшные проклятья.
    - Вы меня обманули!- закричал он еще издали.- Вы нарушили свою клятву! Это вы подослали в Ётунхейм кобылу, которая увела моего коня.
Асы, которые сразу догадались, что эта проделка бога огня, промолчали.
    - Отдайте мне Фрейю!- продолжал кричать великан, неистово стуча кулаком по сложенным им стенам.- Отдайте мне луну и солнце, или вы дорого поплатитесь за свой обман.

С этими словами он нагнулся и, схватив один из оставшихся от постройки стены камней, с силой швырнул его в богов. Те еле успели нагнуться, а камень, пролетев над их головами, ударился о крышу дворца Хеймдалля и выбил из нее несколько черепиц.
    - Тор!- хором крикнули Асы.

Долгий и громкий раскат грома был им ответом, и в прозрачном предзакатном небе вдруг выросла фигура рыжебородого богатыря, стоящего во весь рост на своей колеснице.
    - Что я вижу? Гримтурсен у стен Асгарда?- воскликнул бог грома и, даже не спросив у Асов, что случилось, поспешно метнул в него свой молот.

Великан, готовившийся бросить в богов второй камень, выпустил его из рук и замертво упал на землю.

Стены Асгарда вскоре достроили сами боги, но еще долгое время на душе у них было невесело. Предсказания норн продолжали сбываться. Асы совершили клятвопреступление, а кому, как не им, было известно, что это никому и никогда не проходит даром.

Жеребец Свадильфари исчез бесследно, и никто не знает, что с ним случилось. Что же касается Локи - это он, превратившись в кобылу, сманил коня великана,- то он впопыхах заколдовал себя на такой долгий срок, что еще около года проходил в образе лошади и даже произвел на свет жеребенка. Этот жеребенок родился восьминогим и был назван Слейпниром. Его взял себе Один и до сего дня ездит на нем верхом.



В дня лучах последних огненных
Тень замрет на плитах уличных
Я – последняя из проклятых
Я – восставшая из умерших
http://vk.com/id17150734 
http://vk.com/coreofpower (Наша группа в ВК)


Последний раз редактировалось: Bloody_Shadow (Вт Ноя 11, 2014 11:15 pm), всего редактировалось 1 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Bloody_Shadow
Местный житель
avatar

Дата регистрации : 2012-06-19
Благодарностей : 162
Сообщений : 483
Откуда : Беларусь
Женщина
Награды :






СообщениеТема: Re: Мифы Древней Скандинавии    Чт Янв 24, 2013 6:31 pm

КАК МОРЕ СТАЛО СОЛЁНЫМ


Сказывают, что Фроди однажды получил от Хенгикьёфта пару волшебных жерновов, которые назывались Гротти. Они были настолько тяжелыми, что никто из слуг и даже самые сильные воины не могли повернуть их. Конунг понял, что они заколдованы и могут молоть все, что пожелаешь. Он очень хотел, чтобы жернова поскорее стали действовать, поэтому во время визита в Швецию он увидел и купил там двух рабынь, великанш, которых звали Фенья и Менья. Их сильные мускулы и крепкое телосложение привлекли его внимание.

Возвратившись домой, Мирный Фроди повел новых слуг на мельницу и приказал им намолоть золота, мира и процветания, и они тотчас же исполнили его желания. Сначала великанши работали с радостью, час за часом наполняя сундуки конунга, так что золото, процветание и мир воцарились на всей его земле.
Намелем для Фроди богатства немало,
сокровищ намелем на жернове счастья;
в довольстве сидеть ему, спать на пуху,
просыпаться счастливым; славно мы мелем!
(Старшая Эдда. Песнь о Гротти.)


Когда Фенья и Менья хотели отдохнуть, конунг, чья жадность росла, велел им продолжить работу. Несмотря на их мольбы, он заставлял работать их час за часом, разрешая отдыхать ровно столько, сколько звучит куплет в песне. Тогда великанши, возмущенные его жестокостью, решили отомстить ему. Однажды ночью, когда Фроди спал, они сменили свою песню и стали мрачно молоть с тем, чтобы вооруженное войско под предводительством викинга Мисингера высадилось на землю конунга. Пока они колдовали, датчане спали и были обескуражены, увидев врагов, которые всех их тут же умертвили.
Войско сюда скоро приблизится,
князя палаты пламя, охватит.
(Старшая Эдда. Песнь о Гротти.)



Мисингер взял волшебные жернова Гротти, двух рабынь и посадил их на корабль, велев великаншам молоть соль, которая в то время была наиболее ценным товаром в торговле. Женщины подчинились, и жернова стали молоть соль, однако викинг, такой же жестокий, как и Фроди, не давал им отдохнуть. Викинг и его воины были смертельно наказаны: волшебные жернова намололи столько соли, что под их тяжестью корабль со всеми, кто был на нем, затонул.

Тяжелые жернова оказались на дне пролива Пентленд-Ферт, к северо-западу от Норвегии, образовав глубокую круглую впадину, и воды, устремившиеся в водоворот, булькали в дырах в центре жерновов, породили огромный водоворот Мальстрем. Так как соль вскоре растаяла, а великанши намололи ее в огромном количестве, вода в море стала соленой.



В дня лучах последних огненных
Тень замрет на плитах уличных
Я – последняя из проклятых
Я – восставшая из умерших
http://vk.com/id17150734 
http://vk.com/coreofpower (Наша группа в ВК)
Вернуться к началу Перейти вниз
Bloody_Shadow
Местный житель
avatar

Дата регистрации : 2012-06-19
Благодарностей : 162
Сообщений : 483
Откуда : Беларусь
Женщина
Награды :






СообщениеТема: Re: Мифы Древней Скандинавии    Пт Янв 25, 2013 2:27 pm

КАК ФРЕЙР ЗАВОЕВАЛ ГЕРД, ДЕВУШКУ - ВЕЛИКАНШУ, И КАК ОН ПОТЕРЯЛ СВОЙ ВОЛШЕБНЫЙ МЕЧ



Фрейр, господин ванов, очень соскучился по своей сестре, которая надолго исчезла из Асгарда, и ему захотелось хоть мельком взглянуть на нее. (Надобно вам знать, что случилось это как раз тогда, когда Фрейя странствовала по свету в поисках мужа, пропавшего Ода.) А в Асгарде существовало место, откуда можно было обозревать мир и видеть всех, кто скитался по его дорогам. Это была башня Одина - Хлидскьяльв.

Высоко в небесную лазурь возносилась эта башня. Фрейр отправился туда, точно зная, что Одина Всеотца на Хлидскьяльве нет. Только Гери и Фреки, два волка, которые во время пиршеств лежали у ног Одина, заступили Фрейру дорогу в башню. Но Фрейр заговорил с Гери и Фреки на языке богов, и волкам Одина пришлось его пропустить.

Но, поднимаясь по ступенькам внутри башни, Фрейр, господин ванов, понимал, что искушает судьбу. Ибо никто из высших богов - ни Тор, защитник Асгарда, ни Бальдр, любимец асов, - никогда не взбирался на вершину этой башни и не садился на престол Всеотца. "Но мне достаточно хоть одним глазком взглянуть на сестру, - говорил себе Фрейр. - И со мной не случится ничего дурного, если я посмотрю на мир".

Он взошел на Хлидскьяльв, уселся на высокий трон Одина и окинул взором мир. Он увидел Мидгард, мир человеческий, с его домами и городами, фермами и людьми. А за Мидгардом он увидел Ётунхейм, страшную страну великанов, с ее черными горами и нагромождениями снега и льда. Увидел он и Фрейю, странствующую по свету. Ее лицо было обращено к Асгарду и путь лежал к городу богов. "Мое желание исполнилось, - сказал себе Фрейр, - и ничего дурного со мной не стряслось".

Но, произнося это, он не отрывал глаз от жилища, стоявшего среди льдов и снегов Етунхейма. Долго созерцал он его, сам не зная зачем. Тут дверь дома распахнулась и на пороге показалась девушка-великанша. Фрейр смотрел на нее как зачарованный. Так велика была красота ее лица, что оно озаряло мрачную великанью страну, подобно звезде. Девушка постояла на пороге, а затем повернулась и шагнула внутрь, захлопнув за собой дверь.

Долго сидел Фрейр на престоле Одина. Затем он спустился по лестнице и прошел мимо волков, Гери и Фреки, которые угрожающе на него оскалились. Он обошел весь Асгард, но не встретил в городе богов никого, кто был бы ему приятен. Сон бежал от него в эту ночь, потому что не давала ему покоя краса девушки-великанши. А когда настало утро, Фрейра охватило чувство одиночества - ведь она была так далеко. Он опять отправился к Хлидскьяльву, но на сей раз волки Гери и Фреки зарычали и не пропустили его, хотя он опять заговорил с ними на языке богов.

Тогда он отправился за советом к мудрому Ньёрду, своему отцу.
    - Ты видел Герд, сын мой, - сказал Ньёрд, - дочь великана Гюмира. Ты должен забыть ее. Твоя любовь к ней обернется для тебя бедой.
    - Почему она обернется для меня бедой? - спросил Фрейр.
    - Потому что за нее тебе придется отдать то, что ты ценишь превыше всего.
    - Превыше всего я ценю свой волшебный меч.
    - Тебе придется отдать свой волшебный меч, - сказал его отец, мудрый Ньёрд.
    - Я отдам его, - заявил Фрейр, срывая с пояса чудесный булат.
    - Одумайся, сын мой! - воскликнул Ньёрд. - Если отдашь свой меч, чем ты будешь сражаться в день Рагнарёка, когда великаны пойдут войной на богов?

Фрейр промолчал, но подумал, что день Рагнарёка еще далеко, а уходя, бросил:
    - В Герд мое счастье.

Жил в Асгарде один отчаянный малый, дерзкий в словах и поступках, по имени Скирнир. Ни с кем, кроме Скирнира, не мог Фрейр поделиться своей кручиной - кручиной, ниспосланной ему за то, что он посмел сесть на престол Всеотца.

Скирнир рассмеялся, услышав историю Фрейра.
    - Ты, ван, влюблен в девушку из Ётунхейма! Вот так потеха! И что же, ты собираешься жениться?
    - Мне бы хоть поговорить с ней или послать ей любовную весточку, - молвил Фрейр. - Но я не могу оставить альвов без присмотра.
    - А если я передам весточку Герд, - сказал Скирнир Удалый, - что станет мне наградой?
    - Мой корабль Скидбладнир или вепрь Золотая Щетина, - ответил Фрейр.
    - Нет, нет, - возразил Скирнир, - я хочу всегда носить это на моем поясе. Хочу, чтобы это можно было сжимать в ладони. Отдай мне свой волшебный меч.

Фрейр вспомнил предостережение отца, что ему нечем будет сражаться в день Рагнарёка, когда великаны пойдут войной на богов и на Асгард. Вспомнил и, отпрянув от Скирнира, некоторое время размышлял. А коротышка Скирнир меж тем смеялся над ним во всю свою широкую глотку, и его голубые глаза тоже смеялись. В конце концов Фрейр сказал себе: "День Рагнарёка еще далек, а в Герд мое счастье".

Он снял с пояса меч, вложил его в руку Скирнира и произнес:
    - Я дарю тебе мой меч, Скирнир. Передай мое послание Герд, дочери Гюмира. Покажи ей это золото и драгоценные каменья и скажи, что я люблю ее и добиваюсь ее любви.

Я завоюю для тебя девушку, - молвил Скирнир Удалый.
    - Но как ты попадешь в Ётунхейм? - спросил Фрейр, вдруг вспомнив, как мрачна страна великанов и как ужасны подступы к ней.
    - О, с добрым конем и с добрым мечом можно попасть куда угодно, - ответил Скирнир. - Конь у меня богатырский, и ты дал мне свой волшебный меч. Завтра же я отправляюсь в путь.

Скирнир ехал по Биврёсту, радужному мосту, и смеялся в лицо Хеймдаллю, стражу Асгарда, во всю свою широкую глотку, и его голубые глаза тоже смеялись. Богатырский конь Скирнира перемахнул земли Мидгарда и переплыл реку, отделяющую Мидгард, мир людей, от Ётунхейма, страны великанов. Бесшабашный и беспечный во всех своих делах, Скирнир лихо мчался вперед. Тут из железных лесов вышли кровожадные волки Ётунхейма, чтобы разорвать и проглотить всадника и его богатырского коня. Счастье Скирнира, что у него на поясе висел волшебный меч Фрейра. Острие меча разило, а блеск пугал лютых зверей. Все дальше и дальше уносил Скирнира его могучий конь. Наконец они оказались перед огненной стеной. Никакой конь, кроме богатырского коня Скирнира, не смог бы проскакать сквозь нее. Конь взвился, пронес всадника сквозь огонь и приземлился прямо в долине, где стояло жилище Гюмира.

И вот Скирнир очутился перед домом, в который, как видел Фрейр, вошла Герд в тот день, когда он поднялся на Хлидскьяльв, башню Одина. Исполинские псы, охранявшие жилище Гюмира, с лаем окружили его, но блеск волшебного меча отпугивал их. Скирнир повернул коня крупом к двери и заставил его бить в нее копытами.

Гюмир находился в пиршественной зале, где пил со своими друзьями великанами, и не слышал ни лая собак, ни громового стука в дверь. Но Герд пряла со служанками в общих палатах
    - Кто там у порога Гюмира? - спросила она.
    - Воин на могучем коне, - сказала одна из служанок.
    - Даже если он наш враг, убивший моего брата, мы впустим его и поднесем ему кубок хмельного Гюмирова меда, - решила Герд.

Одна из служанок отворила дверь, и Скирнир вступил в жилище Гюмира. Он узнал Герд среди ее служанок, подошел к ней и показал золото и драгоценные каменья, которые принес от Фрейра.
    - Это для тебя, прекраснейшая Герд, - сказал он, - если ты отдашь свою любовь Фрейру, господину ванов.
    - Завлекай своим золотом и каменьями других девушек, - отвечала Герд. - Мою любовь не купить драгоценными побрякушками.

Тогда Скирнир Удалый, дерзкий в словах, выхватил меч из ножен и занес над ней.
    - Отдай свою любовь Фрейру, вручившему мне этот булат, - вскричал он, - или прими смерть от его клинка!

Герд, дочь Гюмира, только рассмеялась над наглостью Скирнира.
    -Пугай человеческих дочерей остротою меча Фрейра, - сказала она, - но не пытайся испугать ею дочь великана.

Тогда Скирнир Удалый, дерзкий в словах, замахал у нее перед глазами мечом и возопил диким голосом:

Герд заколдую,
Сталью волшебной
К ней прикоснувшись.
Сила заклятья
Высушит тело,
Словно солому,
Ту, что по ветру
Клочьями мчится,
С кровли сорвавшись.


Услышав эти ужасные слова и странные присвисты волшебного меча, Герд упала ниц и взмолилась о пощаде. Но Скирнир стоял над нею, и волшебный меч сверкал и свистел. Скирнир завывал:

Морщинистей станешь
Столетней старухи,
Тобой великаны
Все будут гнушаться,
Лишь карлик презренный
Возьмет тебя в жены.
Клинок уже близко,
Страшны его чары.


Герд поднялась на колени, умоляя Скирнира не заколдовывать ее.
    - Только если ты отдашь Фрейру свою любовь, - сказал Скирнир.
    - Я отдам ему свою любовь, - вымолвила Герд. - А теперь спрячь свой волшебный меч, выпей кубок меда и уходи из жилища Гюмира.
    - Я не стану пить твой мед и не уйду из жилища Помира, пока ты не пообещаешь встретиться и поговорить с Фрейром.
    - Я встречусь с ним и поговорю, - пообещала Герд.
    - Когда ты встретишься с ним? - спросил Скирнир.
    - В лесу Барри через девять ночей после этой. Пусть он придет туда.

И Скирнир убрал в ножны свой волшебный меч и выпил кубок меда, который поднесла ему Герд. Всю дорогу от дома Гюмира до радужного моста Биврёста он оглушительно хохотал, потому что завоевал для Фрейра Герд, а для себя - волшебный меч.

Скирнир Удалый, дерзкий в словах, проезжая по Биврёсту на своем могучем коне, увидел, что Фрейр поджидает его, стоя рядом с Хеймдаллем, стражем моста, ведущего в Асгард.
    - Какие вести ты мне везешь? - закричал Фрейр. - Отвечай сейчас же, Скирнир, не сходя с коня.
    - Через девять ночей после этой ты встретишь Герд в лесу Барри. - Скирнир засмеялся во всю свою широкую глотку, и его голубые глаза тоже смеялись.

Но Фрейр отвернулся и прошептал:

Длинен, длинен день,
Вдвое длиннее - два;
Как же мне пережить
Бесконечные девять дней?


Мучительно тянулись эти дни для Фрейра. Но вот наступил девятый день, и вечером Фрейр отправился в лес Барри. И там он нашел Герд, девушку-великаншу и не был разочарован. Герд, увидав Фрейра, такого высокого и благородного, возрадовалась, что Скирнир Удалый вырвал у нее обещание встретиться с ним в лесу Барри. Они обменялись золотыми кольцами, и было решено, что девушка-великанша вступит в Асгард невестой Фрейра.

И Герд пришла в Асгард, но с ней пришла и другая девушка-великанша.

Все обитатели Асгарда собрались у огромных ворот, готовясь приветствовать невесту Фрейра. И тут появилась девушка-великанша, но не Герд. И была она с ног до головы закована в броню.
    - Я Скади, - сказала она, - дочь Тьяцци. Мой отец принял смерть от обитателей Асгарда. Я требую возмещения.
    - Какого возмещения ты хочешь, дева? - спросил Один, улыбаясь при виде девушки-великанши, так смело явившейся в Асгард.
    - Мужа из вашего племени, как у Герд. И по моему выбору.

Все расхохотались над словами Скади. Потом Один проговорил, смеясь:
    - Мы позволим тебе выбрать у нас мужа, но ты должна выбрать его по ступням.
    - Я согласна, - сказала Скади, не сводя очей с Бальдра, самого прекрасного из всех обитателей Асгарда.

Великанше завязали глаза, и асы и ваны уселись вокруг нее. Переходя от одного к другому, она каждому клала руки на ступни и наконец, добралась до того, у кого ступни были настолько красивые, что у нее не возникло сомнений, что это Бальдр. Она встала и сказала:
    - Вот тот, кого Скади выбирает себе в мужья.

Тут асы и ваны расхохотались еще громче, сняли у нее с глаз повязку, и Скади узрела... нет, не Бальдра Прекрасного, а Ньёрда, отца Фрейра. Но чем дольше Скади всматривалась в Ньёрда, тем больше она радовалась своему выбору, ибо Ньёрд был силен и благороден обликом.

Эта пара, Ньёрд и Скади, сперва отправилась жить в прибрежный чертог Ньёрда, но крики морских чаек слишком рано будили Скади по утрам, и она увлекла мужа на вершину горы, где чувствовала себя гораздо лучше. Ньёрд же тосковал по шуму прибоя. Так с горы к морю и обратно путешествовали Скади и Ньёрд. А Герд оставалась в Асгарде с Фрейром, своим супругом, и асы и ваны очень полюбили Герд, девушку-великаншу.



В дня лучах последних огненных
Тень замрет на плитах уличных
Я – последняя из проклятых
Я – восставшая из умерших
http://vk.com/id17150734 
http://vk.com/coreofpower (Наша группа в ВК)


Последний раз редактировалось: Bloody_Shadow (Вт Апр 01, 2014 11:27 pm), всего редактировалось 1 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Bloody_Shadow
Местный житель
avatar

Дата регистрации : 2012-06-19
Благодарностей : 162
Сообщений : 483
Откуда : Беларусь
Женщина
Награды :






СообщениеТема: Re: Мифы Древней Скандинавии    Сб Янв 26, 2013 5:15 pm

КАК ФРЕЙЯ ПОЛУЧИЛА ОЖЕРЕЛЬЕ И КАК ОНА ПОТЕРЯЛА ЛЮБИМОГО


Да, бессловесный Локи бродил по Асгарду, понурив голову, и обитатели Асгарда говорили друг другу:
- Это отучит Локи строить козни. Не знали они, что прежние проделки Локи посеяли семена зла и что семена эти должны взойти и принести горе прекрасной дочери ванов Фрейе, той, которую великан хотел забрать вместе с солнцем и луною в награду за возведение стены вокруг Асгарда.

Фрейя тоже видела диковины, которые Локи принес в Асгард, - золотые нити, что стали волосами Сив, и Фрейрова вепря, излучавшего в полете свет каждой щетинкой. Ослепленная блеском золота, она возмечтала о том, чтобы самой обладать подобными сокровищами. И частенько думалось ей: "Какие дивные драгоценности могли бы дать мне три великанши, если б я решилась пойти на вершину той горы, где они живут".

Задолго до этого, - когда стена вокруг города еще не была построена, когда боги воздвигли только свои двенадцать престолов, чертог для Одина и чертог для богинь, - в Асгард явились три великанши.

Явились они после того, как боги поставили кузницу и начали обрабатывать металл для отделки своих жилищ. А металлом этим было чистое золото. Из золота выстроили они Глядсхейм, чертог Одина, из золота изготовляли всю домашнюю утварь. В тот золотой век боги раскидывали золото куда попало. И ничто не омрачало их счастья - ни тень, ни дурное предзнаменование.

Но у трех великанш боги научились ценить и прятать золото. Они больше не играли в него. И блаженная невинность первых дней покинула их.

В конце концов три великанши были изгнаны из Асгарда. Боги перестали бредить золотом, и выстроили свой город, и укрепили его.

А теперь Фрейя, прекрасная юная дочь ванов, только и думала что о великаншах и дивных золотых вещицах, которые они непрерывно пересыпали с ладони на ладонь. Но Оду, своему супругу, она не поверяла этих дум, потому что Од более всех других обитателей Асгарда сожалел о днях блаженной невинности, когда золото не прятали и не ценили. Од не позволил бы Фрейе приблизиться к вершине горы, где стоял высокий трон трех великанш.

Но Фрейю преследовала мысль о золотых вещицах, которыми они владели. "Как Од узнает, что я ходила к ним? - твердила она себе. - Никто ему не скажет. И что в этом страшного, если я схожу к ним и получу в подарок какое-нибудь украшение? Я ведь не буду любить Ода меньше из-за того, что один раз поступлю по-своему".

И вот однажды, когда Од, ее муж, возился с их маленькой дочуркой Хнос, она выскользнула из своего чертога, покинула Асгард и спустилась на землю. Там она некоторое время ухаживала за цветами, что было ее обязанностью, и наконец решилась спросить альвов, где находится гора, на которой сидят три великанши.

Альвы побоялись дать ей ответ, хоть она и была их владычицей. Она оставила их и крадучись спустилась в пещеры карликов-цвергов. И карлики показали ей дорогу к трону великанш, но сначала обидели ее и унизили.
- Мы покажем тебе дорогу, если ты побудешь здесь, с нами, - сказал один из карликов.
- Сколько времени вы хотите продержать меня здесь? - спросила Фрейя.
- До тех пор, пока в Свартхейме не прокричат петухи, - загалдели карлики, окружив ее плотным кольцом. - Нам хочется насладиться обществом одной из небожительниц.
- Хорошо, я побуду с вами, - уступила Фрейя. Тогда один из карликов приблизился, обхватил ее за шею и чмокнул своими погаными губами. Фрейя попыталась вырваться, но карлики не отпускали ее.
- Теперь ты не можешь уйти от нас, пока в Свартхейме не прокричат петухи, - заявили они.

Один за другим карлики обнимали Фрейю и целовали, усаживаясь рядом с ней на груду шкур. Когда она заплакала, они прикрикнули на нее и побили. А самый чудовищный карла, придя в бешенство оттого, что она отвратила уста от его мерзких губищ, искусал ей руки. Вот какие ужасы терпела Фрейя в Свартхейме, пока не прокричали петухи.

На рассвете цверги указали ей гору, на вершине которой восседали, обозревая мир людей, три изгнанные из Асгарда великанши.
- Что ты желаешь получить от нас, жена Ода? - спросила великанша по имени Гулльвейг.
- Увы! Теперь, когда я нашла вас, я понимаю, что не должна просить ни о чем, - отвечала Фрейя.
- Говори, дочь ванов, - сказала вторая великанша.

Третья не промолвила ничего, но открыла ладонь, на которой лежало золотое ожерелье самой причудливой выделки.
- Какое оно сверкающее! - воскликнула Фрейя. - Вы сидите в тени, о женщины, но это ожерелье озаряет своим светом все вокруг. О, как бы я была счастлива носить его!
- Это Брисингамен, ожерелье Брисингов, - сказала та, что звалась Гулльвейг.
- Оно твое, носи его, жена Ода, - сказала та, которая держала ожерелье в руках.

Фрейя взяла сверкающее ожерелье и надела его на шею. Она была не в силах поблагодарить великанш, потому что заметила в их глазах зловещий огонь, но она поклонилась им и спустилась с горы, на которой они восседали, обозревая мир людей.

Вскоре она наклонила голову, рассмотрела Брисингамен, ожерелье Брисингов, и ее печаль как рукой сняло. Ведь ожерелья краше этого не существовало на свете! Ни у одной асини, ни у одной из дочерей ванов не было столь восхитительного украшения. Оно очень шло ей, и Од, подумала она, простит ее, увидев, какой прекрасной и какой счастливой сделало ее ожерелье Брисингов.

Фрейя поднялась с цветочного ложа, рассталась с легкими альвами и устремилась в Асгард. Все, кто приветствовал ее, долго и с изумлением взирали на дивное ее сокровище. А в глазах богинь вспыхивал завистливый огонек при виде ожерелья Брисингов.

Но Фрейя ни с кем словом не перекинулась: она спешила к своему чертогу. Сейчас она покажется Оду и завоюет его прощение. Фрейя вбежала в свои сверкающие палаты и позвала мужа. Ответа не последовало. Ее дочка, малютка Хнос, играла одна на полу. Фрейя взяла ее на руки, но девочка заплакала и отвернулась от ожерелья Брисингов.

Богиня опустила Хнос на пол и опять принялась искать Ода. Его не было ни в одном из покоев. Она обошла чертоги всех обитателей Асгарда, расспрашивая о нем. Но никто не знал, куда он исчез. В конце концов Фрейя вернулась домой и стала ждать возвращения Ода. Но Од не приходил.

Вместо него пришла супруга Одина, царственная Фригг.
- Ты ждешь Ода, своего мужа, - сказала Фригг. - Увы, позволь открыть тебе, что Од сюда не вернется. Он исчез, когда ради блестящей побрякушки ты совершила то, что сделало его несчастным. Он ушел из Асгарда, и никто не знает, где его искать.
- Я буду искать его за пределами Асгарда! - вскричала Фрейя.

Она больше не плакала, только взяла малютку Хнос и передала ее Фригг, а затем взошла на свою повозку, запряженную парой кошек, и покатила из Асгарда на землю, в Мидгард, на поиски своего любимого.

Год за годом странствовала Фрейя по земле, разыскивая пропавшего Ода. Она добралась до самых пределов мира людей, откуда виднелся Ётунхейм, где жил великан, который хотел забрать ее вместе с солнцем и луной в награду за возведение стены вокруг Асгарда. Но нигде, от конца радужного моста Биврёста, соединявшего Асгард с землей, до границ Ётунхейма, не нашла она следа своего мужа Ода.

Наконец она повернула повозку к Биврёсту, радужному мосту, что протянулся от Мидгарда, земли, до Асгарда, селения богов. Хеймдалль, страж богов, охранял радужный мост. К нему и направилась Фрейя с трепетной надеждой в груди.
- О Хеймдалль, - крикнула она, - о Хеймдалль, страж богов, отзовись и скажи, если знаешь, где скрывается Од!
- Од в тех уголках, куда не заглянул ищущий. Од в тех уголках, откуда ушел ищущий. Тот, кто ищет Ода, никогда его не найдет, - сказал Хеймдалль, страж богов.

Фрейя стояла на Биврёсте и плакала. Фригг, царственная богиня, услышала всхлипывания и вышла из Асгарда утешить ее.
- Ах, чем ты можешь утешить меня, Фригг? - рыдала Фрейя. - Чем ты можешь утешить меня, если тот, кто ищет Ода, никогда его не найдет?
- Посмотри, как выросла твоя дочурка Хнос, - молвила Фригг.

Фрейя подняла глаза и увидела на радужном мосту Биврёсте прекрасную девушку. Она была юнее любой из дочерей асов и ванов, а лицо ее и фигура отличались таким совершенством, что все сердца таяли при виде ее.

И Фрейя утешилась в своей утрате. Она последовала за Фригг по Биврёсту, радужному мосту, и опять вступила в город богов. Вместе с дочерью Хнос стала жить Фрейя в собственном чертоге в Асгарде.

Она по-прежнему носила на шее Брисингамен, ожерелье Брисингов, отнявшее у нее Ода. Но теперь она носила его не для красы, а в напоминание о содеянном зле. Проливаемые ею слезы падали на землю золотым дождем. И поэты, знавшие ее историю, прозвали ее Плачущей Красавицей.



В дня лучах последних огненных
Тень замрет на плитах уличных
Я – последняя из проклятых
Я – восставшая из умерших
http://vk.com/id17150734 
http://vk.com/coreofpower (Наша группа в ВК)
Вернуться к началу Перейти вниз
Bloody_Shadow
Местный житель
avatar

Дата регистрации : 2012-06-19
Благодарностей : 162
Сообщений : 483
Откуда : Беларусь
Женщина
Награды :






СообщениеТема: Re: Мифы Древней Скандинавии    Вс Фев 03, 2013 1:21 am

НАКАЗАНИЕ ЛОКИ


Ворона летела на север, каркая:
    - Пусть Хель хранит то, что имеет. Этой вороной обернулась карга Тёкк, а каргой Тёкк обернулся Локи. Он летел на север, и прилетел в дикие земли Ётунхейма, и поселился там в обличье вороны, прячась от гнева богов. Он прокаркал великанам все уши: пор-ра, пор-ра стр-роить кор-рабль На-гльфар-р, тот самый корабль из ногтей мертвецов, что поплывет в Асгард в день Рагнарёка, ведомый великаном Хрюмом. И, вняв его карканью, великаны взялись за постройку Нагльфара, столь ненавистного богам и людям.

Затем Локи, устав от диких земель Ётунхейма, полетел на жаркий юг. В образе ящерицы он жил среди скал Муспелльсхейма и веселил огненных великанов своими рассказами о том, как Фрейр потерял меч, а Тюр - правую руку.

Но в Асгарде остался некто, кто тосковал по Локи, - то была Сигюн, его жена. Хотя он, вволю над ней поиздевавшись, бросил ее, она убивалась о своем злом муже.

Локи покинул Муспелльсхейм, как прежде покинул Ётунхейм, и явился в мир людей. Он знал, что здесь гнев богов может настигнуть его, и потому решил устроиться так, чтобы всегда иметь возможность ускользнуть. Он отправился к реке, где много веков назад убил выдру, оказавшуюся сыном колдуна, и на том самом каменном островке, где выдра ела лосося, поставил себе дом с четырьмя дверьми, постоянно открытыми на случай побега. Тщательно продумав все планы, он решил, что если боги будут преследовать его, то он укроется неподалеку в водопаде у фьорда Франангр, превратившись в лосося.

В лососьем обличье Локи часто плавал в реке. Но даже рыб, плававших с ним рядом, Локи ненавидел.

Боги продолжали крепко гневаться на Локи. Это он под видом карги Тёкк помог Хель удержать Бальдра. Это он вложил в руку Хёда веточку омелы, отнявшую у Бальдра жизнь. Пуст был Асгард без хозяина Мирных кущ, и помрачнели и очерствели души асов и ванов от постоянных дум о зловещих силах, ополчавшихся против них. В своем чертоге Вальхалла Один только о том и размышлял, как бы заполучить побольше героев для защиты Асгарда.

Боги обшарили весь мир но не смогли отыскать место, где спрятался Локи. Тогда Один сел на свой трон в Асгарде и окинул взором весь мир. Вскоре он нашли место, где обосновался Локи и указал на него Асам. Он занимался плетением невода, когда заметил, что его окружают. Локи швырнул невод в очаг, нырнул в реку и обернулся лососем.

Они взяли у богини Ран её сеть, и перекрыв ею устье реки, в которой плавал Локи, повели её вверх, против течения. Так Асы дошли до преграждавшего реку высокого водопада, но, когда они вытащили сеть на берег, в ней не оказалось ничего, кроме простой рыбы.
    - Локи лежит на дне между камнями, и сеть прошла у него над головой, - сразу догадался Хеймдалль.
    - Мы должны привязать к нижнему краю сети какой-нибудь тяжёлый груз. И тогда он от нас не уйдет.

Боги послушали его совета и вновь, опустив сеть в воду, потащили её, на этот раз вниз по течению.

Видя, что теперь ему больше не удастся отлеживаться на дне, Локи поплыл к морю, но вовремя вспомнил о прожорливых хищных рыбах, которые там водятся и которым ничего не стоит его проглотить.
«Нет, лучше мне остаться в реке», - подумал он и, подождав, пока боги подошли к нему близко, перескочил через верхний край сети.
    - Можете ловить меня сколько хотите. Я все равно не дамся вам в руки! - засмеялся он, быстро опускаясь на дно.
    - Постойте, - сказал отчаявшимся было Асам Тор.
    - Вы тащите сеть, а я пойду вброд посередине реки. Посмотрим, как ему тогда удастся нас обмануть.

Не подозревая о надвигающейся опасности и искренне потешаясь над тем, что заставляет измученных богов в третий раз волочить вдоль всей реки тяжелую сеть, Локи с нетерпением ждал, когда они опять к нему приблизятся, чтобы повторить свой прыжок. Однако этот прыжок оказался для него и последним. Гигантским прыжком он перелетел через невод, который тащили боги, и угодил прямо в могучие руки Тора. Никогда еще ни одна рыба не билась так сильно, пытаясь освободиться, как бился лосось Локи. Он чуть не выскользнул из пальцев Тора, но тот удержал его за хвост и шваркнул на берег, заставив принять настоящий облик.

Локи оказался во власти пышущих гневом асов. Много плохого сделал бог огня за всю свою жизнь, но еще страшнее было его наказание. К скале он был привязан кишками своего сына Нарви, разорванного на части его братом Вали, которого боги специально для этого превратили в волка. Привязали они его за плечи, поясницу и под коленями. Однако, опасаясь, что перевязь, хоть она и была очень прочной, не выдержит, боги превратили путы в алмазные цепи.

Сплел тогда Вали
страшные узы,
крепкие узы
связал из кишок.
(Старшая Эдда)


Великанша Скади с удовольствием наблюдавшая за пленением своего врага повесила над Локи ядовитую змею, чтобы яд медленно капал ему на лицо. Однако Сигюн, верная жена Локи, поспешила к нему на помощь с чашей. Так она и стояла до самого конца света Рагнарёк, держа чашу под каплями яда и отходя от Локи, только когда чаша наполнялась и надо было вылить яд. Только во время ее короткого отсутствия яд капал на лицо Локи, и это причиняло ему такую страшную боль, что он корчился, от чего земля сотрясалась и начинались землетрясения, которых так боятся смертные.
И вот они оставили его страдать.
Над предательским челом его
Скади подвесила змею,
Из пасти которой капал яд,
Причиняя нестерпимую боль.
Так суждено ему в ужасе смерти своей ждать.
Но рядом с ним его верная жена Сигюн.
На коленях стоит неустанно.
Ловит она в сосуд капли яда.
Не смыкая глаз, сидит она рядом.
Отходит она только вылить яд из чаши,
И тогда каплет яд на чело Локи
И громко вскрикивает он от боли
И стонет от ужаса.
Тогда гремит гром
И содрогается в ужасе земля.
Крик этот сотрясает даже небеса.
Так будет страдать он до судного дня,
Когда наступит страшный Рагнарёк.
(Лж. Джоне. Вальхалла)


Локи было суждено оставаться в таком мучительном состоянии до сумерек богов, когда он разорвет связывающие его путы и сможет принять участие в поледней битве на ратном поле Вигрид.



В дня лучах последних огненных
Тень замрет на плитах уличных
Я – последняя из проклятых
Я – восставшая из умерших
http://vk.com/id17150734 
http://vk.com/coreofpower (Наша группа в ВК)


Последний раз редактировалось: Bloody_Shadow (Вт Ноя 11, 2014 9:31 pm), всего редактировалось 1 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Bloody_Shadow
Местный житель
avatar

Дата регистрации : 2012-06-19
Благодарностей : 162
Сообщений : 483
Откуда : Беларусь
Женщина
Награды :






СообщениеТема: Re: Мифы Древней Скандинавии    Вт Фев 05, 2013 3:26 pm

НОРНЫ


Беззаботно и счастливо жили люди в золотом веке, но недолго он продолжался. Однажды с востока, из страны великанов, в Митгард пришли три женщины. Одна из них была уже стара и дряхла и звалась Урд - Прошедшее, другая была средних лет и ее звали Верданди - Настоящее, третья же была еще совсем юна и носила имя Скульд - Будущее. Эти три женщины были вещие норны, волшебницы, наделенные чудесным даром определять судьбы мира, людей и даже богов.

- Скоро, очень скоро жажда золота, жажда наживы проникнет в сердца людей, и тогда золотой век окончится, - сказала старшая норна.
- Люди будут убивать и обманывать друг друга ради золота. Много славных героев ослепит оно своим блеском, и они погибнут в борьбе за него, - произнесла средняя из них.
- Да, все будет так, как вы сказали, - подтвердила младшая норна. - Но придет время, когда золото потеряет свою власть над людьми, и тогда они снова будут счастливы, - добавила она.
- Жажда золота овладеет не только людьми, но и богами, и они тоже будут проливать кровь и нарушать свои клятвы, - вновь заговорила старшая.

Великаны начнут войну с богами. Эта война будет продолжаться много лет и закончится гибелью и богов и великанов, - сказала средняя.
- Да, будет так, как вы сказали, но не все боги погибнут Их дети и те из них, кто не повинен в убийствах и клятвопреступлениях, останутся в живых и будут править новым миром, который возникнет после гибели старого, - возразила младшая.

И вот все в мире стало происходить так, как предопределили норны. Постепенно в сердца людей закралась алчность, жажда наживы. Многие из них оставили свой мирный труд и сменили сохи и лопаты на мечи и копья, чтобы воевать, друг с другом, а вместе с войнами на землю пришли нужда и преступления. Солнце на небе продолжало светить по-прежнему, но никто под ним уже не был так счастлив, как прежде. Сбылось и другое предсказание норн: между богами и великанами началась жестокая борьба, которая продолжается и по сей день. Бессильные достигнуть Асгарда и победить Асов, Гримтурсены обрушили весь свой гнев на людей. Потомкам Имира, рожденного изо льда и огня, подвластны все враждебные человеку стихии. Великаны посылают на землю мороз и засуху, бури и град, а порой сбрасывают с гор огромные лавины, под которыми исчезают целые селения. Что бы защитить Митгард от их нападения, боги окружили его высоким кольцом гор, которые они сделали из бровей Имира, но великанам часто удается перебраться через них, и горе тому, кто попадется им на пути. Желая погубить мир, Гримтурсены натравили на луну и солнце двух огромных волков: Скеля и Гети. С тех пор Скель гоняется за солнцем, а Гети - за луной, и Суль и Мани вынуждены убегать от них до тех пор, пока не скроются за горами. Лишь одного из Асов боятся великаны, и этот Ас - бог грома Тор.

После того как закончился золотой век и грех прокрался даже в божественные дома в Асгарде, норны явились под ясенем Иггдрасилем и поселились у источника Урд.

Их главное занятие состояло в прядении нити судьбы. Кроме того, они должны поливать корни священного дерева водой из источника Урд и подсыпать свежую землю, чтобы дерево оставалось вечно зеленым.
Там же явились
три девы-провидицы,
там поселились
под древом они:
первая Урд,
Верданди тоже
(резали жребья),
а третья Скульд:
судьбы судили,
жизни рядили,
всем, кто родится,
узел нарекали...
(Старшая Эйда. Прорицание вёльвы.)

Порой норны плели настолько длинные нити судьбы, что, когда одна из них стояла на высокой горе на дальнем востоке, другая в это время находилась далеко в море на западе. Нити, которые они пряли, напоминали веревки и отличались по цвету, в зависимости от характера предстоящих событий. Черная нить, протянутая с севера на юг, непременно считалась предзнаменованием смерти. И когда сестры работали челноком, они пели торжественную песню. Они не пряли в соответствии со своими желаниями, но слепо подчинялись желаниям Орлог, вечному закону вселенной, старше, нежели они, и высшей силе, у которой не было ни начала, ни конца.

Две норны. Урд и Верданди, плели нити, в то время как третья безжалостно разрывала их, очень часто, почти законченные, разбрасывая остатки по ветру. Как олицетворение времени норны представлены как сестры разного возраста и характера. Урд (Вурд, то есть "судьба", "прошедшее") предстает очень старой и немошной, постоянно оглядывающейся назад, поглощенной размышлениями о прошедших событиях и ушедших людях. Верданди (становление, настоящее), вторая сестра, молодая, активная и бесстрашная, прямо смотрит перед собой. В то время как Скульд (долг, будущее) представляется окутанной в плотную вуаль, с головой, повернутой в сторону противоположную той, куда смотрит Урд, держащей в руках нераскрытую книгу или неразвернутый свиток.

Ежедневно норн навещали боги, любившие советоваться с ними, и даже Один часто спускался к источнику Урд, чтобы обратиться к ним за помощью. Они отвечали на его вопросы, но обходили молчанием лишь те, которые касались его судьбы или судьбы других богов.
Ехал верхом он долго и быстро
К истокам великого Древа жизни.
К священному источнику искал он дорогу,
К трем сестрам - вещуньям.
Первая - Урд, норна прошедшего,
Взгляд устремлен ее назад.
Не может она рассказать настоящего, и
Будущего поведать.
Верданди держит книгу с раскрытой страницей,
Темные тени на ней, скорбь предвещающие,
Тени, что бродят над Асгардом -
Зло приносящие.
Но не на этой странице секрет,
Что Вальхаллу может спасти.
Третья сестра - самая юная, Скульд -
Будущее предсказывающая,
стоит, глядя в сторону,
И, как ни просят ее, сохраняет молчание,
Смахивая при этом слезу.
(Дж. Джонс. Вальхалла)



В дня лучах последних огненных
Тень замрет на плитах уличных
Я – последняя из проклятых
Я – восставшая из умерших
http://vk.com/id17150734 
http://vk.com/coreofpower (Наша группа в ВК)
Вернуться к началу Перейти вниз
Bloody_Shadow
Местный житель
avatar

Дата регистрации : 2012-06-19
Благодарностей : 162
Сообщений : 483
Откуда : Беларусь
Женщина
Награды :






СообщениеТема: Re: Мифы Древней Скандинавии    Пн Фев 11, 2013 4:50 pm

НЬЁРД И СКАДИ


Вскоре после возвращения Идунн из Трюмхейма и смерти Тьяцци в границах Асгарда собрание богов было напугано появлением Скади, дочери великана, пришедшей отомстить за смерть отца. Хотя Скади была дочерью безобразного старого Хримтурса, будучи богиней зимы, она была красавицей в своем серебряном облачении, со сверкающим копьем, острыми стрелами, коротком охотничьем платье, гетрами из белого меха и широкими лыжами.
- Я Скади, - сказала она, - дочь Тьяцци. Мой отец принял смерть от обитателей Асгарда. Я требую возмещения.

Боги не могли не признать справедливость ее требований и предложили ей выкуп. Скади была настолько рассержена, что, отказавшись от выкупа, потребовала за жизнь отца жизнь кого-нибудь из богов. Локи же, желая успокоить ее, что дало бы возможность легче с ней договориться и начал шутить. Привязав козла к себе невидимой веревкой, он стал подпрыгивать и кричать, а козел точно в такт повторял его движения. Зрелище было настолько забавным, что все боги весело рассмеялись, и даже Скади улыбнулась.

После этого боги указали Скади на созвездие в Северном полушарии, где глаза ее отца сверкали, как две ярких звезды. Они сказали ей, что поместили их туда, чтобы оказать отцу честь, и, в конце концов, добавили, что она может выбрать себе мужа среди богов, присутствующих на собрании, при условии, что она оценит их красоту по голым ногам.

С завязанными глазами, так чтобы она могла только видеть ноги богов, ставших в круг, Скади огляделась, и ее взгляд упал на пару красивых ног. Она почувствовала, что они принадлежат Бальдру, богу света, чье красивое лицо очаровало ее, и она выбрала по ногам мужа.

Когда же повязку сняли, Скади узрела... нет, не Бальдра Прекрасного, а Ньёрда, отца Фрейра. Но чем дольше Скади всматривалась в Ньёрда, тем больше она радовалась своему выбору, ибо Ньёрд был силен и благороден обликом. Она провела счастливый медовый месяц в Асгарде, где ей оказывали радушный прием. После этого Ньёрд повез свою жену к себе домой в Ноатун, где монотонный шум волн, крик чаек и тюленей так сильно беспокоили сон Скади, что, в конце концов, она заявила, что не может здесь больше оставаться, попросив своего мужа отвезти ее обратно в родной Трюмхейм.
Спать не могу я
На ложе морском,
Крик чаек меня беспокоит.
И каждое утро будят меня
Тюлени, когда из моря выходят.
(Р.Б. Андерсен. Мифология народов Северной Европы)


Ньёрд, желая доставить жене удовольствие, согласился доставить ее в Трюмхейм и проводить с ней девять ночей из двенадцати, при условии, если остальные три она будет с ним в Ноатуне. Когда он оказался в горах, шум сосен, грохот снежных лавин, рев водопадов и вой волков показались ему такими же невыносимыми, как и звуки моря для Скади. Радость его не имела границ всякий раз, когда заканчивалось время его пребывания в Трюмхейме и он снова оказывался в Ноатуне.
Устал я от гор,
Хоть недолго там пробыл -
Всего девять ночей.
Вой волков до боли мучил меня,
когда песнь лебедей вспоминал я.
(Р.В. Андерсен. Мифология народов Северной Европы)

Некоторое время Ньёрд и Скади, которые были олицетворением лета и зимы, кочевали таким образом: жена про водила три коротких летних месяца у моря, а муж неохотно оставался с ней в Трюмхейме в течение долгих девяти зимних месяцев. Признав, однако, что их привязанности никогда не совпадут, они решили расстаться навсегда и возвратились в свои дома, где каждый продолжил заниматься своим любимым делом.
Трюмхейм - великана Тьяцци обитель,
Когда-то там жил он -
течений великий хранитель.
Но непорочная Скади, невеста богов,
сейчас поселилась там,
в старом доме отца.
(Р. Б. Андерсен. Мифология народов Северной Европы)

Скади вернулась к привычному времяпрепровождению - охоте. Так как Скади была мастерским стрелком, ее изображают с луком и стрелами, а как богиню погони, ее обычно сопровождает похожая на волка северная лайка. С просьбами к Скади обращались охотники и путешествующие зимой, чьи сани по снегам и льдам она несет, помогая благополучно достигнуть цели путешествия.



В дня лучах последних огненных
Тень замрет на плитах уличных
Я – последняя из проклятых
Я – восставшая из умерших
http://vk.com/id17150734 
http://vk.com/coreofpower (Наша группа в ВК)


Последний раз редактировалось: Bloody_Shadow (Ср Фев 13, 2013 3:56 pm), всего редактировалось 1 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Bloody_Shadow
Местный житель
avatar

Дата регистрации : 2012-06-19
Благодарностей : 162
Сообщений : 483
Откуда : Беларусь
Женщина
Награды :






СообщениеТема: Re: Мифы Древней Скандинавии    Ср Фев 13, 2013 3:44 pm

О ВАЛЬКИРИЯХ


  
Особые помощницы Одина, валькирии, или девы - воительницы, были либо его дочерьми, как Брюнхильд, или отпрысками смертных королей, девами, за которыми сохранялась привилегия оставаться бессмертными и неуязвимыми до тех пор, пока они безоговорочно подчиняются богу Одину и остаются незамужними. Они и их кони были олицетворением облаков, а их сверкающее оружие символизировало вспышки молнии. Иней и роса падали на землю со сверкающих грив чудесных коней, что обеспечивало плодородие почвы, свежесть долин и горных склонов, а также великолепие сосен и лугов. Древние полагали, что они появлялись на земле по повелению Всеотца, чтобы выбрать среди убитых в бою героев, достойных вкусить радости в Вальхалле, и достаточно смелых, чтобы оказать помощь богам, когда наступит время решающей битвы.

Там на полях сражений, где мертвые пали в бою,
Скачут валькирии на конях, наполовину утопая в крови,
Выбирая самых храбрейших и отправляя их на смерть,
А ночью, на радость богам, к Одину их доставляют,
Где в чертоге его пируют они ночью и днем.
(Мэтью Арнолд. Смерть Бальдра)



Эти девы были юными и красивыми, со сверкающим оружием и развевающимися золотистыми волосами. Они носили шлемы из золота или серебра и кроваво-красные кольчуги. Со сверкающими копьями и щитами, неслись они сквозь сражение на ретивых белых конях. Эти кони галопом несутся по воздуху, и мост Биврёст содрогается под ними, несущими в Вальхаллу прекрасных наездниц и переносимых павших героев.

Назначение валькирий состояло не только в том, чтобы собирать павших воинов на земле, но и на море, погибших в сражениях и потонувших во время штормов. Иногда они стояли на мелях, маня викингов к себе, что являлось верным предзнаменованием близкой смерти, предзнаменованием, воспринимаемым древнескандинавскими героями с радостью.

Медленно они двигались к морскому берегу,
А как только фигуры становились более отчетливыми,
Было видно, что ехали они верхом на высоких белых жеребцах,
Которые трясли гривами и становились на дыбы.
И, маня их слабой рукой
С темного скалистого берега.
Указывали валькирии им сверкающим копьем.

Затем их души находили покой и блаженство
При виде этой мистической свиты.
Так как викинги хорошо были знакомы с дочерьми Вальхаллы.
Избиравшими, кому умереть.
(Миссис Хеманз. Песня валькирий)



У валькирий, есть обязанности и в Вальхалле. Когда они откладывают в сторону оружие, они цедят и подносят мед эйнхериям.

Христи Мглиста
рог да подаст мне,
тож Секирница и Протыка.
Сечь и сила,
Страдь и Дружина,
Мечезвонииа и Копьемеча;
А Защита и Щада,
И Советница тоже
Пусть эйнхериям пиво подносят.
(Старшая Эдда. Речи Гримиира.)



Души вновь прибывших павших воинов радостно встречали с рогом меда. И воины в ответ приветствовали белокурых дев с той же простотой, что и на поле сражения, когда, впервые увидев их, осознавали, что пришел час, за которым их ожидает вечная радость.

И вот в тени двигаются высокие фигуры,
и их бледные руки, словно снежные хлопья,
сверкают при лунном свете;
Они кивают и шепчут: "О, бесстрашный герой,
бледнолицые гостьи ожидают тебя,
и мед уже пенится в Вальхалле".
(Хьюит. Финская сага)



В дня лучах последних огненных
Тень замрет на плитах уличных
Я – последняя из проклятых
Я – восставшая из умерших
http://vk.com/id17150734 
http://vk.com/coreofpower (Наша группа в ВК)


Последний раз редактировалось: Bloody_Shadow (Вт Ноя 11, 2014 11:17 pm), всего редактировалось 1 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Bloody_Shadow
Местный житель
avatar

Дата регистрации : 2012-06-19
Благодарностей : 162
Сообщений : 483
Откуда : Беларусь
Женщина
Награды :






СообщениеТема: Re: Мифы Древней Скандинавии    Сб Фев 23, 2013 6:37 pm

ОДИНУ ВСТРЕЧАЕТСЯ ДУРНОЙ ЧЕЛОВЕК


Давным-давно, когда мудрость Одина была еще не столь велика, он некоторое время жил в мире людей, и Фригг, его владычица, с ним. Они поселились на продуваемом всеми ветрами острове под личиной рыбака Гримнира и его жены.

Один и Фригг пристально наблюдали за сыновьями людей, пытаясь понять, в ком можно воспитать силу и дух, способные спасти мир от власти великанов. И вот как-то раз, неподалеку от своего неприютного острова, Один и Фригг увидели сыновей конунга Храудинга и решили, что в них можно воспитать дух героев. Один и Фригг размышляли, как бы забрать детей к себе, чтобы пестовать их и обучать. Однажды мальчики отправились в море рыбачить. Налетел шторм и вынес их лодку на скалы острова, где обитали Один и Фригг.

Боги привели братьев к себе в хижину и сказали, что всю зиму будут заботиться о них, а весной построят новую лодку, которая доставит их во владения отца.
   - Поглядим, - сказал Один ночью своей супруге, - поглядим, которого из двух можно сделать славнейшим героем.

Так уж случилось, что Фригг приглянулся один мальчик, а Одину - другой. Фригг больше нравился старший, Агнар, тихий приветливый отрок с нежным голосом, Одину же полюбился младший, по имени Гейррёд, сильный, порывистый, шумный сорвиголова.

Один взял Гейррёда на свое попечение, учил его рыбачить и охотиться; воспитывал в мальчике храбрость, заставляя его скакать со скалы на скалу, взбираться на высочайшие утесы и прыгать через широчайшие ущелья; приводил его в медвежью берлогу, вынуждая сражаться за свою жизнь копьем, которое сам для него смастерил. Агнар тоже ходил на охоту и показывал свою ловкость и отвагу. Но Гейррёд превосходил его почти в каждом испытании.
   - Что за героем станет Гейррёд! - часто повторял Один.

Агнар подолгу бывал с Фригг. Сидел рядом с нею, когда она пряла, слушал ее рассказы и забрасывал вопросами, ответы на которые все больше умудряли его. Агнар узнал об Асгарде, и об обитателях Асгарда, и о том, как они защищают Мидгард, мир людей, от великанов Ётунхейма. Агнар решил про себя, что всю свою жизнь, всю свою силу и весь свой ум отдаст делу, угодному богам.

Пришла весна, и Один построил лодку для Гейррёда и Агнара. Теперь они могли вернуться в собственную страну. На прощание Один сказал Гейррёду, что когда-нибудь навестит его.
   - И не постыдись принять рыбака в своих палатах, - добавил Один. - Конунг должен давать приют последнему нищему, который стучится в его дверь.
   - Я не сомневаюсь, что буду героем, - ответил Гейррёд. - Стал бы и конунгом, если б Агнар Слюнтяй не родился раньше меня.

Агнар попрощался с Фригг и Одином, поблагодарив их за то, что они взяли на себя заботу о нем и Гейррёде. Он посмотрел в глаза Фригг и сказал ей, что приложит все силы, дабы узнать, как он сможет поддержать богов в их битве.

Мальчики сели в лодку и отчалили. Вот уже близки владения конунга Храудинга. Уже показался его замок, возвышавшийся над морем. И тут Гейррёд совершил черное дело: развернул лодку носом к открытому морю и выбросил весла, а затем, наученный плавать по самым бурным волнам и карабкаться на самые неприступные скалы, бросился в воду и поплыл к берегу. Агнара же, оставшегося без весел, понесло в море.

Гейррёд взобрался на высокие утесы и явился в замок отца.
Конунг Храудинг, уж и не чаявший вновь обнять своих сыновей, обрадовался его приходу. Гейррёд заявил, что Агнар выпал на обратном пути из лодки и утонул. Конунг Храудинг, считавший обоих сыновей безвозвратно потерянными, был счастлив до слез, что хотя бы один вернулся невредимым. Он посадил Гейррёда рядом с собою на трон, а после его смерти Гейррёд был провозглашен конунгом.

И теперь Один, испив воды из источника Мимира, пошел по землям людей, взирая на властителей и простых смертных с высот обретенной им мудрости. Наконец он очутился во владениях Гейррёда. Отец богов полагал, что из всех конунгов, которых он признавал благородными, Гейррёд бесспорно окажется благороднейшим.

В обличье слепого на один глаз странника в темно-синем плаще и с посохом в руках направился он к дому конунга. У самых ворот его обогнали всадники на вороных конях. Причем первый всадник и не подумал объехать путника, он мчался напролом, едва не растоптав его копытами.

Вихрем влетели во двор всадники и зычно загикали, призывая слуг. А в конюшне случился только один слуга. Он вышел на зов и принял коня у первого всадника. Тогда остальные наперебой закричали страннику, чтобы он им подсобил. Пришлось Одину держать им стремена, пока они спешивались.

Всеотец догадался - первым всадником был конунг Гейррёд. Догадался он и о том, что конюхом тут служил Агнар, брат Гейррёда. Ему, испившему из источника мудрости, открылось, что Агнар вернулся в отцовы владения под видом слуги и что Гейррёд не знает, кто этот слуга.

Агнар повел странника в конюшню, вынул краюшку хлеба, разломил ее и половину отдал гостю. Потом бросил на пол охапку соломы, чтобы тот мог сесть. Но Один вскоре молвил:
   - Лучше я сяду у огня в палатах конунга и поужинаю мясом.
   - Нет, оставайся здесь, - сказал Агнар. - Я дам тебе еще хлеба и попону для тепла. Не подходи к дверям конунга, потому что он сегодня не в духе и может выгнать тебя.
   - Как?! - воскликнул Один. - Конунг выгонит странника, который стучится в его дверь! Быть не может!
   - Он сегодня не в духе, - повторил Агнар и опять попросил странника не подходить к дверям конунга.

Но Один поднялся с соломы и пошел. У дверей стоял привратник, горбатый и длиннорукий.
   - Я странник и прошу приюта и пищи в доме конунга, - сказал Один.
   - Только не здесь, - рявкнул горбатый привратник.

Он захлопнул бы дверь перед носом Одина, но голос конунга отозвал его. Тогда Один вошел в палаты и увидел конунга за столом с друзьями, сплошь чернобородыми молодцами с жестокими лицами. И, глядя на них, Один понял, что мальчик, которого он учил благородству, стал главарем разбойников.
   - Раз уж ты вошел в зал, где мы трапезничаем, спой нам, странник! - закричал один из чернобородых молодцов.
   - Хорошо, я спою вам, - откликнулся Один. Он встал между двумя каменными колоннами и спел песнь, укоряющую конунга за то, что он избрал в жизни дурную стезю, и осуждающую всех, кто идет по страшному пути разбоя.
   - Схватить его, - приказал конунг, когда Один допел свою песнь.

Чернобородые молодцы набросились на Одина, скрутили его и приковали цепями к каменным столбам.
   - Он захотел здесь обогреться, вот сейчас и обогреется, - гаркнул Гейррёд и велел слугам навалить вокруг Одина хвороста. Они это исполнили. Тогда конунг собственной рукой поднес к хворосту пылающий факел, и костер заполыхал.

Странник очутился в огненном кольце. Конунг и его друзья злорадно наблюдали, как пламя бешено пляшет вкруг живого человека, но оно не жгло плоть Всеотца. Хворост весь сгорел, а Один так и стоял, устремив грозный взгляд на людей, которые выказали столько грубости и жестокости.

Они отправились спать, оставив странника прикованным к столбам. Всемогущий Один мог бы разорвать цепи и опрокинуть столбы, но он хотел посмотреть, что еще произойдет в этих палатах. Слугам было запрещено приносить ему еду и питье, однако на рассвете, когда никого рядом не было, в зал прокрался Агнар с рогом пива, чтобы утолить жажду несчастного.

На следующий вечер, когда конунг и его друзья вернулись после разбойных дел и, сидя за столами, заглатывали пищу, ровно голодные волки, Гейррёд опять велел навалить к ногам Одина хворосту. И опять разбойники злорадно наблюдали, как огонь свирепствует вкруг живого человека. И по-прежнему Один стоял, не тронутый пламенем, и его твердый и грозный взгляд пробуждал в конунге все большую ненависть. И весь следующий день странника держали в цепях, и слугам было запрещено приносить ему еду и питье. Никто не знал, что утром он подкрепился пивом из рога.

Так продолжалось восемь вечеров кряду. На девятый вечер, когда кругом занялся огонь, Один, нарушив молчание, запел песнь.

Песнь его становилась все громче и громче, и конунг, его друзья и слуги поневоле замерли, внимая ей. Сначала Один пел о конунге Гейррёде, о том, как боги пестовали его, воспитывая сильным и ловким, и как он, вместо того чтобы употребить свою силу и ловкость на благородное дело, уподобился дикому зверю; а потом запел о том, что месть богов вот-вот обрушится на этого недостойного конунга.

Пламя улеглось, и Гейррёд и его друзья увидели перед собой не беззащитного странника, но мужа более величественного, чем любой земной властитель. Цепи упали с его тела, и он шагнул к злодеям. Тогда Гейррёд с мечом в руке ринулся вперед, чтобы убить его. Но меч не поразил Одина.
Гнев богов ужасен,
Твой неминуч конец.
Бой прими, коль смеешь,
Я - Один Всеотец.
Так пел Один, и, напуганные его грозным взором, Гейррёд и его друзья попятились и, отступая, превратились в зверей - в волков, рыщущих по лесам.

Тут вперед вышел Агнар, и Один провозгласил его конунгом. Весь народ облегченно вздохнул, когда им стал править Агнар, потому что правление Гейррёда было жестоким. Агнар же оказался не только великодушным, но могущественным и победоносным правителем.



В дня лучах последних огненных
Тень замрет на плитах уличных
Я – последняя из проклятых
Я – восставшая из умерших
http://vk.com/id17150734 
http://vk.com/coreofpower (Наша группа в ВК)


Последний раз редактировалось: Bloody_Shadow (Вт Ноя 11, 2014 11:20 pm), всего редактировалось 1 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Bloody_Shadow
Местный житель
avatar

Дата регистрации : 2012-06-19
Благодарностей : 162
Сообщений : 483
Откуда : Беларусь
Женщина
Награды :






СообщениеТема: Re: Мифы Древней Скандинавии    Сб Мар 02, 2013 2:53 pm

ПЕРЕБРАНКА ЛОКИ


Как Один повелевает миром, НЬйодр - ветрами, а Тор - грозовыми тучами, так могучий бог Эгир и его жена, богиня Ран, властвуют над морскими просторами и глубинами. Они не принадлежат к роду Асов и не живут.в Асгарде, но тоже ведут непрерывную борьбу с великанами Гримтурсенами, стремящимися сковать вечным льдом мировое море, и в этой борьбе им часто помогает бог грома.

Есть у Эгира на одном из островов к югу от Митгарда прекрасный дворец, а под ним - обширный грот, в котором лежат тела утонувших людей. Их собирает там богиня Ран, ежедневно забрасывающая в море свою огромную сеть.

Эгир любил бога весны, приход которого заставлял ледяных великанов отступать на север, и, когда минул год со дня его смерти, он устроил в память о нем роскошный пир, пригласив на него не только всех Асов вместе с их женами, но и светлых эльфов.

Пир у Эгира затянулся до самой зимы. Боясь, что в его отсутствие великаны захватят Асгард и Митгард, Тор уже давно снова умчался на восток, но все остальные Асы и эльфы остались во дворце повелителя морей; пили пиво из привезенного богом грома котла и слушали Браги, который рассказывал Эгиру многочисленные истории о подвигах богов.

Слуги морского бога, Фимафенг и Эльдир, были так ловки и так хорошо угощали гостей, что, казалось, пиво само переливается из котла в стоящие на столе чаши. Искусство обоих слуг вызвало восхищение у Асов, которые осыпали их похвалами. Это сейчас же возбудило злобу завистливого бога огня. Охмелев от выпитого пива, он не смог, как обычно, сдержать себя и, придравшись к тому, что Фимафенг нечаянно задел его локтем,, ударом меча убил его на месте.

Возмущенные его поступком, Асы в негодовании вскочили со своих мест.
   - Ты заслуживаешь наказания, Локи! - воскликнул Один. - Но из уважения к нашему хозяину мы не станем проливать в его доме твою кровь. Уходи от нас и не смей больше сюда возвращаться.

Испугавшись гнева богов, Локи вышел и долго бродил вокруг дворца Эгира. Его злоба не унималась, а росла с каждым часом. Когда же до его ушей долетел голос Браги и он услышал веселый смех Асов, бог огня не выдержал и снова направился в пиршественный зал.
   - Напрасно ты идешь туда, Локи, - остановил его Эльдир, которого бог огня встретил по пути. - Боги и так уже сердиты на тебя, не вызывай же понапрасну их гнев.
   - Я ничего не боюсь! - гордо отвечал бог огня. - Посмотри, как я сейчас испорчу им их веселье.
   - Ох, не миновать тебе беды! - воскликнул верный слуга Эгира.

Но Локи, оттолкнув его, смело вошел в зал. При виде его бог поэтов и скальдов умолк, а остальные гости перестали смеяться.
   - Почему ты не рассказываешь дальше, Браги? - спросил его Локи, дерзко подходя к столу. - Или ты меня испугался? Я знаю, что говорить ты умеешь, но ты трус и боишься битв и сражений.
   - Когда мы выйдем отсюда, я тебе покажу, какой я трус, - отвечал Браги, краснея от гнева, но его жена, нежная Идунн, уняла его гнев. Фрейя повернулась к Локи и упрекнула его за то, что он произнес на пиру обидные слова.
   - О праведная Фрейя, - сказал Локи, - где же была твоя добродетель, когда ты нарушала супружескую верность ради того, чтобы выклянчить у великанш блестящую побрякушку?

Столько желчи было в речах и взорах Локи, что все застыли от изумления. Тюр и Ньёрд поднялись со своих мест. Но тут раздался голос Одина, и все замерли, внимая словам Всеотца.
   - Перестаньте ссориться в чужом доме! - сурово сказал Один. - Ты, Локи, наверное, потерял рассудок, если пришел сюда, чтобы затеять с нами ссору!
   - Я бы, пожалуй, послушался тебя, Один, если бы ты был действительно мудр и справедлив, - насмешливо возразил владыке мира бог огня. - Но ты не лучше нас всех. Вспомни, сколько раз ты нарушал свои клятвы и обещания; вспомни, сколько раз, решая дела и споры между людьми, ты присуждал победу не тем, кто ее достоин, а тем, кто тебе больше нравился. Ты первый пролил кровь Ванов, ты обманул Гуннлёд, похитив у нее "поэтический мед". Нет, Один, больше я не буду тебя слушаться.
   - Молчи, дерзкий! - закричал Тир, поднимаясь со своего места. - Как смеешь ты разговаривать так со старейшим и мудрейшим из нас! Молчи, или ты дорого расплатишься за каждое свое слово!
   - Вспомни о руке, которую тебе отгрыз мой сын, и перестань мне грозить, - ответил Локи, - а не то потеряешь и вторую.
   - Успокойся, Локи, и уходи домой, - примирительно произнес Ньйодр. - Потом ты и сам пожалеешь обо всем, что здесь сказал.
   - Никуда я не уйду, - промолвил бог огня, садясь за стол. - Ты, Ньйодр, наш заложник и не имеешь права так со мной разговаривать.
   - Пускай мой муж заложник, но зато он не ходил целый год в образе кобылы и не рожал жеребят, - вмешалась Скади.- Уходи, Локи. Боги изгнали тебя, и здесь тебе больше нечего делать!
   - Скади, - обратился к ней Локи, - помни, что выкуп за смерть твоего отца еще не уплачен. Ты ухватила себе здесь мужа и на радостях обо всем позабыла. Вспомни, кто убил твоего отца-великана. Это был я, Локи. И ты не рассчиталась со мной, хотя за этим явилась в Асгард. Я не боюсь ни тебя, ни богов и останусь здесь.

Потом Локи обратил взгляд на Фрейра, и все поняли, что он готов излить свою желчь на него. Но Тюр, отважный меченосец, поднялся и сказал.
   - Ты не смеешь оскорблять Фрейра, о Локи. Фрейр великодушен. Он щадит побежденных и дарует свободу пленным.
   - Фрейр, они думают, я не скажу правду о тебе, но не ты ли послал Скирнира в жилище Помйра усмирять его строптивую дочь? Не ты ли уступил ему свой булат, чтобы он застращал ее до того, что она согласилась выйти за тебя, убившего, говорят, ее брата? Да, Фрейр. Ты расстался с волшебным мечом, который должен был сохранять для битвы. И тебе уже пришлось пожалеть об этом, когда у озера ты встретил Бели.

Тут все ваны вскочили, угрожающе глядя на Локи.
   - А вы, ваны, остыньте, - продолжал Локи. - Если асам суждено сдерживать натиск главных сил Ётунхейма и Муспелльсхейма на Асгард, то ваш удел - выстоять или пасть в долине Вигрид. Но вы уже проиграли свою битву, ибо оружие, вложенное в руки Фрейра, он променял на великаншу Герд. Ха! Сурт победит вас из-за вожделения Фрейра.

В ужасе взирали боги на того, кто позволил себе со злорадством говорить о торжестве Сурта. Они готовы были наброситься на Локи, но их остановил грозный голос Одина.
   - Тебе придется уйти! - воскликнул Хеймдалль. - Ты слышишь вдали раскаты грома? Это возвращается Тор. Беги, пока не поздно.
   - Если бы ты сопровождал нас в Йотунхейм и видел, как ваш прославленный бог грома прятался в рукавице великана Скримира, ты бы не стал меня им пугать, - отвечал Локи.

Но в этот момент в дверях зала показался Тор и, услышав последние слова бога огня, затрясся от гнева.
   - Уходи, Локи! Ступай прочь отсюда, или мой Мйольнир заставит тебя замолчать навеки! - загремел он, подымая молот.
   - Хорошо, я уйду, - уже спокойнее сказал Локи. - Я знаю, что в битве никто не может устоять против тебя, а все-таки, - добавил он, доходя до дверей, - я еще не сказал вам то, что хотел. Знайте же, что из-за меня погиб Бальдр и из-за меня он не вернулся от Хель, потому что это я вложил в руки Ходу стрелу из омелы и в образе великанши Токк не стал о нем плакать. Прощайте!

С этими словами он бросился бежать и, прежде чем пораженные гневом и ужасом Асы собрались отправиться за ним в погоню, скрылся из их глаз.



В дня лучах последних огненных
Тень замрет на плитах уличных
Я – последняя из проклятых
Я – восставшая из умерших
http://vk.com/id17150734 
http://vk.com/coreofpower (Наша группа в ВК)


Последний раз редактировалось: Bloody_Shadow (Вт Ноя 11, 2014 9:36 pm), всего редактировалось 1 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Bloody_Shadow
Местный житель
avatar

Дата регистрации : 2012-06-19
Благодарностей : 162
Сообщений : 483
Откуда : Беларусь
Женщина
Награды :






СообщениеТема: Re: Мифы Древней Скандинавии    Пт Мар 08, 2013 8:30 pm

ПИР У ЭГИРА




Асы и ваны, собравшиеся на пир в чертоге Эгира, скоротали время между полуднем и вечером, слушая уморительные истории, которые Локи рассказывал о Торе. Стемнело, а съестным даже и не пахло. Тогда обитатели Асгарда кликнули двух слуг Эгира - Фимафенга и Эльдира - и попросили их подать ужин. Принесенного едва хватило гостям, чтобы заморить червячка, и они отправились спать, говоря:
- Видно, Эгир затеял грандиозный пир и попотчует нас завтра на славу.

Настало завтра, наступил полдень, а обитатели Асгарда все еще не замечали никаких приготовлений к пиршеству. Тогда Фрейр встал и пошел искать великана Эгира, владыку морей. Тот сидел во внутренних покоях, повесив голову.
   - Эй, Эгир, - сказал Фрейр, - где же угощение, которое ты сулил обитателям Асгарда?

Старик Эгир промямлил в ответ что-то невразумительное, теребя бороду. В конце концов он поднял на гостя глаза и объяснил, в чем дело. Оказалось, брага для пира еще не сварена, так как у Эгира не нашлось достаточно вместительного котла, чтобы сварить столько, сколько нужно.

Услыхав об этом, асы и ваны испытали горькое разочарование. Кто теперь, в такой дали от Асгарда, задаст им пир? Эгир был единственным великаном, относившимся к ним по-дружески, и тот не смог ублажить их, как должно.

Тогда присутствовавший при сём молодой великан промолвил:
   - У моего родича, великана Хюмира, есть котел в версту шириной. Если бы принести сюда котел Хюмира, мы бы попировали вволю!
   - Кто-нибудь из нас может сходить за котлом, подхватил Фрейр.
   - Увы, Хюмир живет за непролазной чащей и за горой до небес, - сказал молодой великан, - а к тому же он грубиян и скупердяй.
   - И все же кто-то из нас должен пойти, - упорствовал Фрейр.
   - Я отправлюсь к Хюмиру, - проговорил Тор, поднимаясь. - Я отправлюсь к Хюмиру и силой или хитростью добуду котел в версту шириной.

Он сидел совершенно подавленный насмешками Локи и был рад случаю доказать асам и ванам свою доблесть. Он затянул потуже пояс, удваивавший его силу, и надел железные перчатки, помогавшие держать молот. Потом поднял Мьёлльнир и кивнул молодому великану: мол, давай, показывай дорогу.

Асы и ваны рукоплескали Тору, когда он выходил из чертога старого Эгира. Но Локи ехидно бросил ему вслед:
   - Только смотри не выпускай из рук молот, невеста Трюма!

Тор, следуя за юношей-великаном, преодолел непролазную чащу и гору до небес и вышел наконец к жилищу великана. На бугре перед домом Хюмира он увидел чудовищного стража. То была сморщенная старуха-великанша с множеством голов на широченных плечах. Она сидела на корточках, и ее головы, росшие пучками, смотрели в разные стороны. Когда Тор и молодой великан приблизились, из всех ее пастей понеслись мерзкие вопли и визги. Тор сжал свой молот и метнул бы его в великаншу, если бы она в знак приветствия не взмахнула рукой. Юный великан, сопровождавший Тора, поздоровался с нею, назвав мамашей.
   - Входи, сынок, - проверещала старуха, - и попутчика проведи.

Великанша - она была бабкой Хюмира - продолжала вопить и визжать. Однако Тор твердым шагом прошел мимо нее в жилище великана.

Уразумев, что сынок привел в дом одного из обитателей Асгарда, она испугалась за них обоих и сказала:
   - Хюмир разъярится, обнаружив под своим кровом одного из асов. Он попытается убить тебя.
   - Вряд ли это ему удастся, - ответствовал Тор, еще крепче сжимая Мьёлльнир, молот, перед которым трепетало все великанье племя.
   - Спрячься, - сказала великанша. - А то ведь он может под горячую руку прибить моего сынка.
   - Я не привык прятаться от великанов, - заявил Тор.
   - А ты спрячься ненадолго! Не показывайся, пока Хюмир не поест! - взмолилась великанша. - Он возвращается с охоты буйный. А когда насытится, малость утихает. Обожди, пока он не отужинает.

Тор в конце концов согласился. Он и молодой великан укрылись за колонной зала. Едва они успели схорониться, как во дворе раздался топот великаньих ног. Вот Хюмир показался на пороге, с бородой, подобной заиндевелому лесу, и с охотничьим трофеем - упирающимся диким быком. Хюмир был так горд своей добычей, что втащил ее прямо в зал.
   - Я изловил живьем быка с самой здоровенной головой и самыми мощными рогами. Прободающим Небо зовется этот бык. Никто из великанов, кроме меня, не мог бы его поймать.

Он привязал быка к столбу у двери, а потом глаза его обратились на колонну, за которой скрывались Тор и молодой великан. От Хюмирова взгляда колонна треснула по всей длине. Хюмир шагнул ближе. Каменная колонна подломилась и рухнула вместе с поперечной балкой, которую подпирала, и все котлы и котелки, висевшие на балке, с ужасным грохотом посыпались вниз.

Тогда Тор выступил вперед и стал лицом к лицу с разъяренным великаном.
   - Это я, друг Хюмир, - сказал он, играя молотом.

Хюмир, знавший Тора и силу его молота, отпрянул.

Раз уж ты в моем доме, Тор из рода асов, - произнес он, - я не буду ссориться с тобой. Накрой ужин для Тора, для своего сына и для меня, - велел он старухе-великанше.

Обильный ужин, состоявший из трех жареных быков, был выставлен на стол, и Хюмир, Тор и молодой великан уселись есть. Тор один умял целого быка. Хюмир, который сам смолотил почти двух, уделив хозяйке и своему юному родичу лишь по скромному кусочку, громко выражал недовольство прожорливостью Тора.
   - Ты опустошишь мои угодья, Тор, - ворчал он, - если слишком загостишься у меня.
   - Не кипятись, Хюмир, - сказал Тор. - Завтра я отправлюсь рыбачить и возмещу тебе то, что съел.
   - Тогда я отправлюсь с тобой, Тор, - проговорил Хюмир. - И не пугайся, если я поведу ладью в бурное море.

Наутро Хюмир первый встал с постели и пришел с багром и веревками туда, где спал Тор.
   - Пора отрабатывать съеденное, Тор, - рявкнул он.

Тор поднялся, и, когда они вместе вышли во двор, великан сказал:
   - Ты должен сам раздобыть себе наживку. Только смотри, чтобы наживка была порядочная. Там, куда я собираюсь взять тебя, маленькие рыбешки не водятся. Если ты никогда раньше не видел чудовищ, то теперь увидишь. Я рад, что ты предложил порыбачить.
   - Такая наживка сгодится? - спросил Тор, хватая за рога Прободающего Небо - быка с самыми мощными рогами на самой здоровенной голове, которого поймал и притащил домой Хюмир. - Такая наживка сгодится, как, по-твоему?
   - Да, если ты с ней совладаешь, - сказал великан.

Тор, ни слова не говоря, со всего размаху ударил быка кулаком промеж глаз. Огромный зверь рухнул мертвым, и Тор оторвал у него голову.
   - У меня есть наживка, и я готов следовать за тобой, Хюмир, - сказал он.

Хюмир отвернулся, чтобы скрыть ярость, охватившую его, когда Тор совершил этот подвиг. Он, молча, направился к ладье.
   - Можешь пока немного погрести, - пробурчал Хюмир, когда они сели в ладью, - но в открытом океане, где волны бушуют, я, так и быть, возьму у тебя весла.

Ничего не ответив, Тор сделал несколько гребков, которые вынесли ладью на середину океана. Хюмир совсем рассвирепел оттого, что ему никак не удается обставить Тора. Он забросил свою лесу. Вскоре она сильно натянулась. Ладья закачалась, но Тор выровнял ее. Тогда Хюмир втянул в ладью самого большого кита, какой водился в здешних водах.
   - Славный улов, - сказал Тор, насаживая на крюк свою наживку.
   - Тебе будет, что порассказать асам, - сказал Хюмир. - Это поинтересней, чем ловля лососей.
   - Теперь я попытаю счастья, - сказал Тор.

Он закинул лесу, на конце которой висела здоровенная бычья голова с могучими рогами. Голова погружалась все глубже и глубже. Она миновала глубины, где плавали киты, и ни один из них не решился сглотнуть мощные рога. В конце концов, она достигла бездны, где, обвившись вокруг земли, лежал чудовищный мировой змей. Увидав наживку

Тора, спустившуюся сквозь толщу океана, он поднял голову над своими змеиными кольцами, хапнул ее и хотел проглотить, но гигантский крюк застрял у него в глотке. Змей, оторопев, начал биться и взбаламутил весь океан, но от крюка не освободился. Тогда он попытался утащить в пучину покусившихся на него наглецов. Тут Тор оседлал ладью, спустил ноги в воду и достал ими до самого океанского дна. Упираясь в дно, Тор тянул и тянул свою лесу. Чешуйчатое чудовище все яростнее колыхало океан, так что корабли всего света сшибались, разбивались в щепки и носились по воле бешеной стихии. Но змею приходилось одно за другим разматывать кольца, которыми он обвивал землю. Тор тянул и тянул. И вот ужасная голова вылезла из воды и нависла над зажатой меж ляжек Тора ладьей, в которой сидел Хюмир. Тор отпустил лесу, схватил Мьёлльнир, богатырский молот, и взмахнул им, чтобы поразить чешуйчатого гада, сжимающего мир в своих страшных объятиях. Но тут вмешался Хюмир: чтобы Тор не превзошел его столь великим подвигом, он перерезал лесу, и голова змея опять канула в бездну. Но молот Тора был уже занесен. И Тор бросил его, бросил молот, всегда возвращавшийся к нему в руку. Молот полетел за змеевой головой, сажень за саженью прорезая толщу океана, и оглоушил чешуйчатое чудовище; не смягчи удара вода, он был бы поистине убийственным. Рев боли донесся из океанских глубин, такой рев, что у обитателей Ётунхейма кровь застыла в жилах.
   - Вот об этом и впрямь стоит рассказать асам! - воскликнул Тор. - Тогда они сразу позабудут насмешки Локи.
   - Онемев от бешенства, - ну как же, один из асов утер ему нос! - Хюмир без слова развернул ладью и направил ее к берегу. За ужином он тоже молчал, а Тор разглагольствовал за двоих, похваляясь своей победой над мировым змеем.
   - Ты наверняка считаешь себя всесильным, Тор, - наконец сказал Хюмир.
   - А ну-ка, посмотрим, сумеешь ли ты разбить кубок, что стоит перед тобой?

Тор схватил кубок и со смехом швырнул в каменную колонну. Кубок упал на пол без трещинки, без щербинки. Зато колонна от удара раскололась.

Великан захохотал.
   - Вот так слабаки живут в Асгарде!

Тор поднял кубок и со всего размаху метнул его в каменную колонну. И опять кубок упал на пол без трещинки, без щербинки.

Тут Тор услышал, как старуха, мать молодого великана, тихо напевает, крутя прялку у него за спиной:
   - Зря ты лупишь по столбу, Хюмира огрей по лбу и узнаешь, как крепка моего внучка башка.

Тор опять поднял кубок и запустил его, только на сей раз не в колонну, а в голову Хюмира. Кубок угодил великану прямо в лоб и разлетелся вдребезги. А на голове Хюмира не осталось ни трещинки, ни щербинки.

Ха, кубок тебе удалось разбить, но удастся ли поднять мой котел в версту шириной? - вскричал великан.
   - Покажи мне, где твой котел в версту шириной, и я попробую поднять его! - вскричал Тор.

Великан откинул половицу и показал ему котел в версту шириной, хранившийся в погребе. Тор нагнулся, уцепил котел за край и поднял медленно-медленно, будто с невероятным усилием.
   - Поднять ты его сумел, но сумеешь ли перенести? - сказал великан.
   - Я постараюсь, - ответил Тор.

Вскинув котел себе на загорбок, он устремился к двери и вон из дома, прежде чем великан сообразил, что к чему. Очутившись снаружи, он припустил без оглядки. Но, перевалив через бугор, Тор услышал за спиной вопли и визги и, обернувшись, увидел, что его преследует великанша с кучей голов. По горам, по долам мчался Тор с котлом на загорбке, а за ним по пятам старуха великанша. Он миновал непролазную чащу и гору до небес, а Многоголовая все гналась за ним. Но наконец, перепрыгивая через озеро, она бултыхнулась в воду, и Тор избавился от своей преследовательницы.

Торжествующий Тор вернулся к асам и ванам, неся на загорбке котел в версту шириной. И те из асов и ванов, что больше всего смеялись над зубоскальством Локи, поднялись и громко приветствовали силача. Брага была сварена, столы уставлены яствами, и самый грандиозный пир, какой владыки великанов когда-либо задавали обитателям Асгарда, состоялся к всеобщему удовольствию.

И опять асы и ваны встали и громко приветствовали Тора, сильнейшего защитника Асгарда.



В дня лучах последних огненных
Тень замрет на плитах уличных
Я – последняя из проклятых
Я – восставшая из умерших
http://vk.com/id17150734 
http://vk.com/coreofpower (Наша группа в ВК)


Последний раз редактировалось: Bloody_Shadow (Вт Апр 01, 2014 11:23 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Спонсируемый контент




СообщениеТема: Re: Мифы Древней Скандинавии    

Вернуться к началу Перейти вниз
 

Мифы Древней Скандинавии

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 1 из 2На страницу : 1, 2  Следующий

 Похожие темы

-
» Санкт- Петербург.
» Все о прививках, опасной возможности АУТИЗМА наших детей
» Наиболее частые причины проколов в БГБК диете
» Медитация Мандала
» Гомеопатия- верить или нет?

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
В ГОСТЯХ У ВЕДЬМЫ :: ЭГРЕГОРИАЛЬНЫЕ ПУТИ РАЗВИТИЯ :: Одинизм. Северная Традиция :: Мифология, эпос, саги-